Category: россия

Category was added automatically. Read all entries about "россия".

василек я

МЫСЛИ 82-ЛЕТНЕГО (285)

О ВПАВШЕМ В НЕБЫВАЛОЕ ПРЕЖДЕ
СОСТОЯНИЕ РУССКОМ ЯЗЫКЕ

Был Севастополь, стал СевОстополем

«…сессия прошла… в СевОстополе…»
«Из публикации в Фейсбуке

Так сейчас пишут иные (им нет числа!) блогеры. Они-то, наверное, должны обладать хотя бы элементарной грамотностью?

Увы!..
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
василек я

МЫСЛИ 82-ЛЕТНЕГО (141)

О МОИХ БЫЛЫХ БЕЗГРАНИЧНЫХ ВОЗМОЖНОСТЯХ
ВСПОМИНАЯ ПРОШЛОЕ СВОЁ ОТЕЧЕСТВО – СОВЕТСКИЙ СОЮЗ…
… часто думаю о моих былых возможностях. Они, те возможности, можно сказать, безграничные.
Хотел, в своих деревенских мечтаниях,  повидать мир и – пожалуйста: после бесплатного обучения в сельской школе, став студентом (тоже и это бесплатно) сельскохозяйственного института, поселился в Ижевске, где в полной мере  вкусил многое из того, что называют культурой (вкушение этого, в частности, благодаря почти ежедневным походам в театр, концертные залы, Дома культуры, картинные галереи, библиотеки).
Получив  диплом учёного агронома (защитил его на «отлично») возжелал отправиться в далёкую Сибирь и – очутился в городе Ялуторовске, в далёком прошлом  месте ссылки декабристов, а в советское время вполне благоприятном для проживания всех его жителей поселении.
Увлёкся  романтичной  в моё время журналистикой и - стал газетчиком. Почувствовав недостаток необходимых для новой специальности  знаний, поступил на заочное отделение факультета журналистики Уральского государственного университета (город Свердловск, ныне – Екатеринбург). Без проблем прошёл весь курс обучения. С дипломом журналиста продолжил работать в  редакциях  газет. Газеты  разные: районные областные, республиканские. Шёл, без всяких протекций, по карьерным ступенькам вверх с мечтою работать в редакции какой-то из центральных (всесоюзных) газет. Осуществилась и эта мечта. Больше трёх лет, будучи  специальным корреспондентом областной газеты «Брянский рабочий» был ещё и нештатным сотрудником всесоюзной газеты «Сельская жизнь». Работал с удовольствием, без устали, в неделю пять дней на «Брянский рабочий», два дня – на «Сельскую жизнь». Результат такого активного сотрудничества с «Сельской жизнью: мне предложили должность собственного корреспондента по Могилёвской, Гомельской и Витебской областям Белорусской Советской Социалистической Республики…
Были и другие благоприятные для меня возможности. Кроме одной,- сложно было съездить за границу. Но я и не стремился туда. Мне достаточно было моих журналистских командировок в города, посёлки, сёла и деревни нашей былой необъятной страны.
василек я

МЫСЛИ 82-ЛЕТНЕГО (127)

О ТОМ, ЧТО БЫЛО ТАКОЕ В СОВЕТСКОЕ ВРЕМЯ —
КОММУНИСТИЧЕСКИЕ СУББОТНИКИ И ВОСКРЕСНИКИ

Наконец-то выпал в моём Ульяновске хороший снег! И я продолжил своё главное на зиму дело - строительство снежно-ледяной горки. Её, уже двенадцатитонную, многие замечают. Подходят знакомые. Иные не удерживаются: дают советы как, по их мнению, улучшить горку. А у одного деда горка моя вызвала светлые воспоминание. Говорил мне: «Ты вот тут один, а сколько людей в тех вон пяти многоэтажках, что возле твоей горки. У многих из них маленькие дети, для которых горка в радость. Вот бы и выйти всем, кто может держать в руках лопату и – в один день горка была бы готова. Раньше, в советское время, такое массовое бесплатное дело называли субботниками и воскресниками. Не  счесть, сколько таких субботников и воскресников было у меня в мои молодые годы. Никогда не отлынивал от них, всегда с большой радостью брался, вместе  со своими товарищами, за любое дело, не требуя за это денег».

Да, был такой безвозмездный труд, полезный  не только для какого-то промышленного или сельскохозяйственного предприятия, а и в целом для страны.

Вот и мы, сотрудники редакции  легендарной областной газеты «Брянский рабочий», в особенности из самых молодых, были активными участниками и субботников и воскресников. Проходили они в колхозах и совхозах. Чаще всего — в сенокос и в период уборки урожая.

Сенокос нам нравился больше всего. Было там, как в стихотворении самобытного русского поэта Алексея Кольцова  «Косарь»:

…Раззудись, плечо!
Размахнись, рука!
Ты пахни в лицо,
Ветер с полудня!

Молодые ребята. а с ними — девчата,-- ну, как не показать свою удаль!

После жаркой работы, поздним вечером — рыбалка, костёр, уха, песни…

Эх, вернуть бы то прежнее, хотя бы на самое малое время!!!

На снимке: На одном из воскресников,- я со своим стародавним другом Сашей Нестиком (давно он, известный писатель, уже не Саша, а Александр Тимофеевич).

василек я

МЫСЛИ 82-ЛЕТНЕГО (59)

О МОЕЙ «КАРЬЕРЕ»

Ниже – комментарий к моей публикации «О комсомоле»

Пишет дружественная мне Марина Юрьевна Субина, сохранившая в своей душе (как и я) лучшие идеалы советских людей, которые и сейчас помогают ей (мне – тоже) не погрязнуть в губительном для человека болоте потребительства:

«Геннадий Иванович не делал карьеры, как большинство аппаратчиков от комсомола и КПСС, те, что в дальнейшем ПРЕДАЛИ идеалы и комсомола, и социализма».

Да, всё так: за карьерой я не гнался,. Когда был собственным корреспондентом всесоюзной газеты "Сельская жизнь", приглашали  в Москву, в аппарат редакции газеты. Отказался. Так всю жизнь  и проработал рядовым корреспондентом,- сначала в районных газетах, потом  в областных и республиканских, а после и в "Сельской жизни". (Правда. недолгое время был редактором районной и областной газет). Мне нравилось быть среди трудового народа, помогать людям труда своими публикациями. А потом я стал (в основном на общественных началах) городским садовником,- вернулся туда, откуда ушёл в юности,- на землю, к Природе, которой посильно помогаю...

Не злоупотреблял  служебным положением. А возможность такая была. В частности, при огромном тогда авторитете «Сельской жизни» мог бы заполучить «не пыльную», но денежную должность для жены. Но она работала почтальоном, а после стала рабочей на  заводе. Мог бы устроить своих дочерей в престижную школу. Но они учились в обычной, по месту жительства. Они и там сумели получить знания, чтобы легко, без всяких репетиторов, поступить в  свои университеты, а после с отличием окончить их…

Не принимал подачки от местных властей. А они были. Когда приехал из белорусского Могилёва, чтобы работать в должности собственного корреспондента по Ульяновской, Куйбышевской и Пензенской областям (это - 1988-й год) мне сразу же предложили бесплатную дачу, обслуживание в спецполиклинике и … еженедельный продуктовый паёк (в Ульяновске, в отличие от Могилёва, были уже проблемы с обеспечением населения продуктами питания). Отказавшись от всего этого, обрёл независимость от местных властей. Меня уже не останавливала мысль, что я кому-то что-то должен, когда готовил для своей газеты критические статьи о положении дел в Ульяновской области. Они, те публикации, часто бывали довольно громкими. Однажды большой абзац из статьи с  критикой частых так называемых  селекторных совещаний (руководителей всей области отрывали от их дел на долгие часы, с нотациями от обкома КПСС) даже был помещён в доклад Генерального секретаря ЦК КПСС М.С. Горбачёва. Независимый в своих действиях, я мог защищать своими публикациями обиженных и униженных. В этой моей  защите нуждались не только рядовые труженики села, к которым была проявлена какая-то несправедливость со стороны руководителей колхозов или совхозов, но даже и  те секретари райкомов КПСС, которые смели иметь собственное мнение  при обсуждении той или иной злободневной проблемы на пленумах обкома КПСС. Накануне развала СССР одной из таких злободневных проблем была «узурпация власти» аппаратом Ульяновского обкома КПСС, с  активным противодействием инициативе низовых партийных организаций, что привело к махровому бюрократизму, мешающему рождению новых ценных идей по дальнейшему развитию Ульяновской области. Подобное было тогда и в других краях и областях. Это одна из причин неспособности  девятнадцати миллионов тогдашних коммунистов спасти страну от губительной для людей труда десоветизации.

Вот так, коротко, о моей «карьере».
василек я

МЫСЛИ 82-ЛЕТНЕГО (33)

 О ГЛАВНОМ ИЗ ТОГО,
ЧТО ПОМОГАЕТ МОИМ ДРУЗЬЯМ
БЫТЬ ДОЛГОЖИТЕЛЯМИ

Получил, весточки от моих друзей.

Пишет Саша Нестик (это для меня Саша, для других же он – журналист, писатель, философ, эколог, художник, общественный деятель – с самого начала зрелых лет Александр Тимофеевич):

«Дорогой Гена, здравствуй! Соскучился по тебе и твоим мыслям! Как поживаете: сам, твои близкие, благоухают ли ещё твои чудесные цветники-кустарники? Время астр и хризантем!..
Коротко - о себе. Я застрял в Подмосковье. За это время достроил в домике сына крыльцо, съездил в Брянск на 10 деньков, а потом, как и писал тебе, - в тамбовский Мичуринск. Отписался о поездке в "Росписателе". Готовлю к предпечатному состоянию в обновлённом и расширенном виде "Рассказики" и книжку "Дверь" - о встречавшихся в жизни необычайностях…
Тебе - крепкого здоровья в наступающий неустойчивый период непогод. Обнимаю, желаю во всём успехов!!! Твой Саша»

Почти в это же время я поместил в Фейсбуке такие стихотворные строки:

Недолог, человек, твой век…
И потому – упорствуй,-
Пусть жить совсем не просто!
И потому – геройствуй,-
Пусть подвиг будет свойством!
Да, подвиг полновластный!
Иначе – жизнь напрасна.

К этому, один за другим, - комментарии Николая Степановича  Романова, старейшего фотографа Брянска, общего для Саши и меня друга:

«Пытаюсь упорствовать, в голове бродит идея: подготовить к изданию новую печатную работу…
 «Упорствовать " уже начинаю сейчас,-  работаю над фотоальбомом " Брянск вечерний".

Николай Степанович только что издал очередную из своих многих книг – «Моё чёрно-белое счастье». И вот – готовит новую. А ему уже девяносто третий год!

В октябре нынешнего года будем отмечать 84-летие Александра Тимофеевича Нестика.

Три стимула, которые более всего способствуют долгожительству моих друзей. Это - жажда жизни, доброта ко всему окружающему их и творческое горение, сопряжённое с неустанным повседневным трудом.

 Когда при исполнении особо значимого для меня возникают – от чего-то или от кого-то – препятствия и появляется мысль: «А, может, не стоит это делать? Не получится?», я вспоминаю своих друзей с их упорством при достижении целей, говорю себе: «Они могут! А ты?..», и – появляется «второе дыхание», с которым получается задуманное.

Многих последующих плодотворных лет моим, помогающим мне жить, друзьям!!!

василек я

МЫСЛИ 81-ЛЕТНЕГО (347)

О СОВЕТЕ АНТОНА ПАВЛОВИЧА ЧЕХОВА ЛИТЕРАТОРАМ:
«КРАТКОСТЬ – СЕСТРА ТАЛАНТА»
Совет этот и для журналистов.
Но журналисты часто игнорируют его.
Грешил, бывало, многословием и я.
Вот – начало восьмидесятых годов прошлого столетия. Я – собственный корреспондент рязанской областной газеты «Приокская правда». У меня «Ряжский куст": Ряжский и ещё пять районов Рязанской области; я освещаю в своей газете повседневную жизнь живущих в этих районах и работающих во благо всей нашей, тогда великой страны людей. В Ряжске в моей квартире телетайп. Ночами передаю с помощью его в Рязань, в редакцию газеты, свежую, с собранными днём в колхозах и совхозах фактами, аналитическую статью или, с таким же подробным анализом, корреспонденцию (всё сразу хотелось охватить в одной публикации). Рассказывали мне потом те, кто работал в аппарате редакции, как отзывались о посылаемом мною: «От Краснопёрова опять километровое послание», «Снова краснопёровская лента – от телетайпа до кабинета редактора!..».
Прошло несколько лет. Я – тот же самый собственный корреспондент, но уже всесоюзной газеты «Сельская жизнь». За мной «закреплены» Могилёвская, Гомельская и Витебская области в ставшей для меня близкой, чуть ли не родной, Белоруссии. (Люди там замечательные!). Из Могилёва, где мой собкоровский пункт, передаю статьи, корреспонденции, очерки уже в Москву, в редакцию «Сельской жизни». Уже не по телетайпу (он к тому времени устарел), а по телефону. Принимают сообщаемое мною стенографистки. (Многоопытными были они!). Иногда такой приём длился два, а то и три часа, настолько объёмно было то, что я передавал. Были и ещё более многословные, чем, я собкоры. Однажды, в один из юбилеев газеты, сделали, для внутреннего пользования, спецвыпуск «Сельской жизни». (Он сейчас в моём архиве). Все четыре страницы этого спецвыпуска были заняты четырьмя «сырами» (не обработанными редакторами) статьями тоже четырёх собкоров. Таким образом, редакторат показал нам, собкорам, что газета наша «не резиновая», и что нам всем нужно помнить чеховское: «Краткость - сестра таланта!».
С тех пор я начал «сокращаться»: переписывал (сначала от руки, а потом с помощью пишущей машинки) свои газетные материалы иной раз по пять раз.
А сейчас, на закате лет своих, и вовсе «сократился». Нашёл весьма эффективное: бОльшая часть моих публикаций теперь под рубрикой «Мысли 81-летнего». Она всеохватная, эта рубрика и позволяет немногими словами сказать многое. Но через несколько дней переделаю её, будет уже другая: «Мысли 82-летнего».
василек я

МЫСЛИ 81-ЛЕТНЕГО (322)

О ТОМ, ЧТО, НАВЕРНОЕ, ПОРА СОВЕРШИТЬ ПОБЕГ ИЗ УЛЬЯНОВСКА,
 СТАВШЕГО ДЛЯ МЕНЯ, САДОВНИКА, УЖЕ НЕСНОСНЫМ;
ХОЧЕТСЯ ТУДА, ГДЕ ЛЮДИ ЛЮБЯТ ЦВЕТЫ.

ОБЪЯВЛЕНИЕ

Городской садовник из Ульяновска, с 32-летним опытом работы (в основном – на общественных началах) ищет город (посёлок,  село), где бы он смог  свободно выращивать цветы, деревья, кустарники.

Высокая производительность труда. В  самом лучшем сезоне (2016-й год) посажено 83 тысячи цветочных и других растений. Если их разместить в одну линию, то получится цветочно-декоративная дорожка длиной восемьдесят три километра.

В Ульяновске цветы, мягко говоря, не любят. В этом сезоне было уже пять  покушений на цветники. Уничтожено (скошено) около 100.000 (!!!)  цветочных, декоративных и других растений.

ПОСТСКРИПТУМ. Совершил (пока ещё только мысленно) этот побег  из Ульяновска, и – на душе стало легче. Надо действовать! ( Всегда поступаю так в сложные моменты жизни). Действовать даже и тогда, когда кажется, что уже нет выходы из безвыходного положения. Действовать! Иначе – полная сдача завоёванных прежде позиций,с апатией и потерей присущей мне жажды жизни.


василек я

МЫСЛИ 81-ЛЕТНЕГО (320)

ОБ УКАЗЕ ВЛАСТЕЙ И САМОВОЛЬНИЧАНИИ НАРОДА

В УЛЬЯНОВСКЕ ЖИТЕЛИ, ПО СУТИ, ОТМЕНИЛИ МАСОЧНО-ПЕРЧАТОЧНЫЙ РЕЖИМ

Решил прорваться, без маски и перчаток, на Центральный рынок.

Пришёл туда, а там…

Там основная  часть, как посетителей рынка, так и торговцев, без масок и перчаток. Маски,  у незначительной числа  людей, были… на подбородках. Перчатки на руках видел только у одного торговца фруктами.

А на улицах и  в скверах при виде людей создалось такое впечатление, как будто и не было в  Ульяновске пресловутой пандемии коронавируса:   все увиденные мною – дети, люди среднего возраста, старики – без масок и перчаток. Без масок и перчаток многие ездят на общественном транспорте и ходят в магазины…

По  сути, жители города,  проявив самовольничание, отменили установленный властями масочно-перчаточный режим.



василек я

МЫСЛИ 81-ЛЕТНЕГО (309)

ОБ ОДИНОЧЕСТВЕ… С ОПТИМИЗОМ
(Комментарий к моей публикации в Фейсбуке «О ДВУХ ВИДАХ ОДИНОЧЕСТВА»)

НИКОЛАЙ СТЕПАНОВИЧ РОМАНОВ (БРЯНСК),
ОДИН ИЗ  СТАРЕЙШИХ (И МУДРЕЙШИХ!) ФОТОМАСТЕРОВ РОССИИ:

«В свои девяносто с гаком лет живу один. Обслуживаю себя полностью. Никакой скуки не испытываю. Это, видимо, потому, что очень занят творческими и хозяйственными делами. А ещё, наверное, потому, что  по характеру я не очень общительный, люблю одиночество, тишину и покой».

Из биографии Николая Степановича:

«Архив Мастера сегодня — это уникальная фотолетопись жизни Брянщины и ее жителей за последние четыре десятилетия. В столичных, местных и зарубежных издательствах в разные годы вышло в свет около сотни печатных работ с иллюстрациями Н. Романова: фотоальбомы и буклеты, книги и брошюры, наборы открыток, настенные и карманные календари. Николай Степанович – заслуженный работник культуры Российской Федерации. В 2002 году удостоен премии имени А.К. Толстого «Серебряная лира».


василек я

(no subject)

О РАЗНИЦЕ МЕЖДУ СТАРИКАМИ И МОЛОДЫМИ


Почти всегда разнятся старики и молодые. Часто нет у них  понимания друг друга. И тогда – нередкое отчуждение между ними.

Старикам  легче понимать молодых,- потому что они  когда-то тоже были молодыми. А вот  у молодых затруднение  с этим,- сложно им уловить чувства и переживания стариков, потому что старыми они будут ещё когда-то.

Но бывают и исключения из таких взаимоотношений молодых со стариками. Одно из таких исключений – моё отношение к тестю Фёдору Тихоновичу Фёдорову. Оно не случайное это моё отношение. Когда мы познакомились, мне было тридцать восемь лет, он разменял седьмой десяток. Не очень-то молодой, я, к тому же, уже пятнадцать лет был журналистом. А журналист, это, по  сути, психолог,- он может уловить в человеке, будущем герое своей публикации, нечто такое, после чего в того человека можно влюбиться. Со всем этим – и  с возрастом  моим уже давно не юным, и моей уже довольно длительной  журналистской практикой началась моя дружба с тестем.

К  тому же, он, Фёдор Тихонович, был Личностью. Как и мой отец, Иван Васильевич, участвовал в Великой Отечественной войне. Выполнял на той войне сложнейшую и опаснейшую работу,- был сапёром  (это про них,  сапёров, сказано: ошибается только однажды). Из военных наград для Фёдора Тихоновича особо памятной была  публичная похвала знаменитого советского Маршала Константина Константиновича Рокоссовского. Тогда подразделение лейтенанта Фёдорова в кратчайшие сроки навело переправу через реку для наших танков; танки внезапно для немцев переправились, вслед за ними – пехота. В результате –  полный разгром большой вражеской группировки.
Мой тесть продолжал строить и в послевоенное, уже мирное, время. Он  в его родном Брянске считался одним из лучших прорабов. (Из словаря: «Прораб (сокращение от «производитель работ») — должность руководителя среднего звена на стройке. Прораб осуществляет руководство строительством на своём участке»).  Во время войны немцы дошли до Брянска, разрушили этот славный древний город, оккупировали его, а при бегстве  из него, когда Красная армия погнала врага в его логово, довершили  разрушение Брянска.  В короткие сроки от былой разрухи не осталось и следа. Появились сотни новых многоквартирных домов, десятки административных зданий, детские сады, школы, поликлиники, больницы,  библиотеки, цирк, Дома культуры, спортивные сооружения и многое другое, необходимое для нормальной жизни горожан. Мой тесть – один из активнейших создателей  тех новостроек.

 Мудрый и незлобивый, даже бывая в стрессовой обстановке (а это часто случалось,- стройка дело сложное, да и строители редко с ангельскими характерами), он не срывался: не было от него не только  матерщины (не употреблял он матерных слов), но даже и какой-то малой грубости. Стрессовые «пожары»  «гасил» рыбалкой. Был Фёдор Тихонович страстным рыбаком.  Та рыбалка не только для борьбы со стрессами, она и подспорье для большой семьи. Была у Фёдора Тихоновича жена, Раиса Васильевна (она не получала заработную плату,- управляла домашним хозяйством), дочери: Вера, Наташа, Лена, сын Фёдор. Выловленная в реке, по сути, бесплатная рыба заменяла дорогое мясо.

Давно уже нет в живых моего славного тестя. Но он навсегда- в  моей памяти.