Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

василек я

ИЗ ЦИКЛА МОИХ СТИХОТВОРЕНИЙ «ЗАЧЕМ ЖИВУ»

Весь день – душевное томленье,
Как будто вскоре
неприятное случится.

Что ж, позвоню товарищу.
За что-нибудь я похвалю его.

***
Так много в мире зла,
А с ним – обман,
мошенничество, склоки.

Пойду в цветник.
Послушаю, о чём толкуют воробьи.

***

Толпою жадной к идолу стремятся.
А идол этот – деньги.

Снег ночью выпал
Тропку проторив, пойду
своим путём.

***

Гонения – на честь,
достоинство, любовь.
И многие уж в этом преуспели.

Истрёпан томик. В нём: «Я помню
чудное мгновенье:
передо мной явилась ты».

***

«Вся жизнь – как миг» -
Угрюмится старик.

А мне по сердцу –
Беззаботный смех ребёнка.

***

Известно, что беда приходит не одна –
За нею тащатся её соседки.

Вчера был снег. Сегодня – лужи.
А завтра снова расцветут цветы!

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
василек я

ИЗ ЦИКЛА МОИХ СТИХОТВОРЕНИЙ «ЗАЧЕМ ЖИВУ»

ВДРУГ.. ОБОЗНАЧИЛСЯ СТАРЫЙ ДРУГ

Старый друг
лучше новых двух.
(Русская пословица)

Счастлив в новых друзьях,
но… вдруг
О себе даст знать старый друг:
«Здравствуй! Худо мне! Хвораю!
Не живу, а почти умираю…».

Позабыв обо всём на свете,
Вспомни: «Я за друга в ответе!».
Не хиляк ты ещё, не овощ,-
Поспеши к другу детства на помощь!

***

Служить – от слова «жить».
И даже при болезнях
Ты должен быть полезным.
Мир станет хуже,
Уже,
Когда ты никому не нужен…

СОВЕТ ТЕМ,
КОГО РАЗБУДИТ
НОЧЬЮ БОЛЬ

Но если ночью
вдруг застарелая проснётся боль
и – чтоб не скучно было ей –
тебя разбудит,-
ты не спеши её баюкать,
веди себя, как будто нет её.
Присядь к столу.
Возьми листок бумаги.
И ручку.
И пиши.
Пиши свои воспоминанья,-
о юности и зрелости,
когда тебе подвластно было всё,
и ты не знал ни горя, ни болезней.

Верни ту смелость!
И боль,
забытая тобой,
отступит.
Она поймёт:
В тебе она
непрошенная гостья –
не хозяйка.
Геннадий Краснопёров
василек я

ИЗ ЦИКЛА МОИХ СТИХОТВОРЕНИЙ «ЗАЧЕМ ЖИВУ»

О ТЕЛЁНКЕ, ЗАМЁРЗШЕМ
В ЗИМНЮЮ СТУЖУ У НАС… В ИЗБЕ

Война. Зима.
Жестокие морозы.
В остуженной избе
на щёках замерзают слёзы.
Я, с братом, -
на печи.
В тепле согретые,
молчим.
А на полу –
родившийся в хлеву телёнок:
Он – как ребёнок,
только без пелёнок.
Телёнок
не молчит -
Дрожа от холода,
он жалобно мычит.
В хлеву промёрзшем
он давно б уже замёрз
И потому сосед-старик
в избу его принёс.
Его об этом
мама попросила:
Телёнка принести
ей было не по силам…
…Ночь.
спим на печи.
Тепло втроём,
хоть кирпичи не горячи.
А на полу,
под ветхой фуфайчонкой,
Свернувшись
маленьким зайчонком,
Телёнок наш
недвижимый лежит.
Увы, он никогда
и никуда не побежит:
Простуженный
в избе холодной,
Из-за нехватки
молока голодный
(корова
на соломе отощала
и много
молока не обещала),-
Так вот,
от этих бед,
Телёночек
покинул белый свет…
…Такое вот
судьбы злодейство.
А мать себя корила –
за «бездейство»…

СПАСАЛА БРАТА И
МЕНЯ ОТ СМЕРТИ

.В минуты смутные
душевной замети *
Я отправляюсь
по тропинкам памяти.
Вон там – ручей,
в жару холодный.
А вот и я –
в лаптях, полуголодный.
Отец – на фронте –
родине в подмогу
(Таких, как он,
в России было много).
А мать, забыв себя
в колхозной круговерти,
Картошкой
спасала брата и меня от смерти.
Мать мудрая была.
На нас сердилась редко.
Учила:
делом, поговоркой меткой.
К примеру,
говорила мне не раз
(Я это принял,
как наказ):
«Не злобствуй, не холопствуй, не дерись!
Всем, чем богатый, поделись!»

ЗАМЕТЬ* - низовая метель.

ДУМЫ ОБ ОТЦЕ

Давно уже отцову жизнь я пережИл…
Отец недолго жил:
Война, ранения, тяжёлая работа,
Как прокормить семью и прочие заботы, –
Вот это всё ускорило исход,
С коротким пребываньем на Земле его уход.
Давно уж нет родителя-радетеля,
Но он во всём моём – свидетелем,
С пристрастием следит за каждой мыслью, делом,
И этим побуждает быть активным, смелым….

…Отец, всё лучшее – тебе дарю!
За ту науку, что ты дал, благодарю!

Геннадий Краснопёров

василек я

МЫСЛИ 83-ЛЕТНЕГО (11)

О СОБЛАЗНАХ

Начну эти размышления с расшифровки слова «соблазн» и производных от него, которую дал в своём бессмертном «Толковом словаре живого великорусского языка» замечательный наш соотечественник Владимир Иванович Даль.

Итак:

«СОБЛАЗН – что соблазняет, повод ко греху, прелесть, искушенье, предмет вожделенья.

СОБЛАЗНЯТЬ, СОБЛАЗНИТЬ кого чем – склонять к чему-либо (больше к худому) приманкой, смущать, вовлекать, подущать, заманивать; подать повод или случай ко греховному падению, возбуждать поползновенье или вожделенье, совращать, вводить кого в соблазн, в искушенье, искушать, прельщать; блазнить, вадить.

СОБЛАЗНИТЕЛЬ, СОБЛАЗНИТЕЛЬНИЦА – соблазняющий кого-либо, прельщатель, искуситель, совращатель или науститель, склонятель, заманщик, смутитель, вовлекатель.

СОБЛАЗНИЧАТЬ – греховодничать, подавать повод к соблазну».

Чтобы ещё больше раскрыть всю суть аморальности этого явления, Даль приводит собранные им в народе поговорки: «Суета и тщета соблазнила мир», «Корысть соблазняет», «Чем кто сам соблазнился, тем и других соблазняет», «Горе человеку тому имже соблазн приходит (Евагелие)».

Особо выделю поговорку: «Всеми соблазнами прельщаемся». Было такое прельщение и в стародавние времена, но тогда хотя бы божеского суда боялись. Теперь же потоку разных соблазнов, зачастую низводящих человека до скотского состояния, нет никаких препон. И уже не удивляешься («КАК ЭТО МОЖНО?») такому вот объявлению, которое расклеено на заборах и стенах домов в разных местах Ульяновска:

«Русская модель эффективного соблазнения
Тренинг по соблазнению девушек!!!»
василек я

МЫСЛИ 83-ЛЕТНЕГО (9)

ОБ ОЧЕРЕДНОМ ПОДТВЕРЖДЕНИИ ТОГО,
ЧТО МЫСЛИ МОИ МАТЕРИАЛЬНЫ (СБЫВАЮТСЯ)

В последние дни много дум о моём родном селе Красное (Удмуртия). Сегодня вспоминал Красносельскую школу-семилетку, в которой учился в первые послевоенные годы. Там были замечательные, любящие нас, своих питомцев, учителя. А ещё запомнилась школа своей библиотекой, с многими разными и интересными, каждая по своему, книгами. И, надо же: Красносельская библиотека (может, это та же, бывшая школьная) именно сегодня напомнила о себе. На днях я завёл блог в ВКОНТАКТЕ. Начали появляться подписчик. Среди них сегодня объявилась Красносельская библиотека. Послал отправителю этого запроса на дружбу следующие строки:

«Здравствуйте! Славно! Как раз сегодня вспоминал Красносельскую школьную библиотеку. С первого класса (1946 год) читал её книги. Запоем. В частности, прочёл полное собрание произведений Горького. С тех пор этот писатель дорог мне. В чём-то ставлю его выше Льва Толстого. Наверное, так потому, что его герои такие же, как я, простые люди, но подчас с непростыми мыслями и чувствами. Будем же и мы делиться мыслями и чувствами. Всего доброго вам!»
василек я

МЫСЛИ 83-ЛЕТНЕГО (7)

О ТОМ, ЧТО ПРИ ХОРОШЕЙ ЖИЗНИ
ЧЕЛОВЕК НЕРЕДКО СТАНОВИТСЯ ПЛОХИИМ

ЗАБЫВЧИВЫЙ ДЕД
(Старая сказка
на новый лад)

Была такая сказка: про горошину, бабку и деда. Всё хорошо там: и с горошиной, и с дедом, и с бабкой.

Но это были старые добрые времена. А сегодня, когда у нас идёт активное строительство капитализма, с нашими персонажами случилось вот что.

Начало девяностых годов прошлого века. На многострадальный русский народ набросилось сонмище разных бед.

Среди общей разрухи - бедный дом деда с бабкой, где нечего есть, откуда сбежали даже неприхотливые тараканы. Страдают старые!.

Но вот однажды случайно закатилась в их жилище горошина.

- Как хорошо! – сказала бабка.- Посажу-ка я эту горошину в горшок с землёй. Вырастет, даст семена. Вот нам и горошница на обед. Пожалуй, даже и на ужин останется…

Сказано – сделано.

Горошина в горшке тут же проросла. Крохотный поначалу стебелёк стал стремительно набирать высоту. А бабка с ним разговаривает, похваливает, земельку поливает, рыхлит, пылинки с обожаемого растения сдувает.

Дед смотрит на неё, ухмыляется. Подкалывает бабку:

- Перестараешься. Вырастет до потолка, придётся в потолке дыру прорубать.

А горошина и впрямь вымахала до потолка. Пришлось деду взять в руки топор и прорубать в потолке дыру. А она – всё вверх да вверх. До неба дотянулась. Дед снова взял топор и полез по стеблю вверх. Долез до неба. И прорубил в небе дыру. Подтянулся (силёнка ещё была) и залез на небо. А там – Бог. Говорит деду:

Здравствуй! Проходи! Живи у меня.

Дед остался на небе. Хорошо ему там живётся!

А про бабку свою, которая холила-лелеяла горошину, забыл. К старости ли, или от жизни своей хорошей, забывчивым стал.
василек я

МЫСЛИ 82-ЛЕТНЕГО (366)

Об электронных книгах

В юности за словом «консерватор» виделся мне отсталый, цепляющийся за старое и не принимающий новое человек. А сейчас вот кто-то и меня может назвать консерватором,- многое из нынешнего нового не принимаю, в частности, неуёмную тягу к деньгам во всех слоях нынешнего общества ; мне, советскому, весьма скромному в своих потребностях, чуждо стремление к наживе. Не приемлю мешающие моей свободе всякие там смартфоны, за новыми марками которых сейчас стоят в очереди; у меня всё тот же советский проводной телефон.

И тоже не для меня модные ныне электронные книги. В своём отстранении от этого новомодного нашёл союзника. Это великий писатель-гуманист Рэй Брэдбери. (Кстати, 22 августа мир отметил 101-ю годовщину со дня его рождения). Брэдбери тоже считал электронные книги не настоящими. Он говорил, что компьютер нельзя держать в руках так, как книгу, что у него нет запаха, а книга должна пахнуть, что новая книга пахнет великолепно, но старая — еще лучше. Долгие годы Брэдбери не разрешал публиковать свой знаменитый роман «451° по Фаренгейту» в электронном виде, дал согласие только в 2011-м году, после того, как издательство пообещало дать бесплатный доступ для скачивания электронной версии в общественных библиотеках.

василек я

МЫСЛИ 82-ЛЕТНЕГО (349)

О НЕУДАЧАХ

Не может быть такого, чтобы жизнь человека была только с удачами.

Бывают и неудачи. Часто их даже больше.

Надо быть готовым, чтобы встретить очередную неудачу без паники.

На помощь придёт незабвенный Александр Сергеевич Пушкин, с его наставлением:

Если жизнь тебя обманет,
Не печалься, не сердись!
В день уныния смирись:
День веселья, верь, настанет.
Сердце в будущем живёт;
Настоящее уныло:
Всё мгновенно, всё пройдёт;
Что пройдёт, то будет мило.
василек я

МЫСЛИ 82-ЛЕТНЕГО (346)

ЧТОБЫ ЧЕЛОВЕКА ПОМНИЛИ

Человека помнят по его делам.

А ещё помнят по вниманию, которое от него каждому, с кем общается.

Будят память о нём, его подарки, если они кстати. Это, к примеру, книга.

В моей домашней библиотеке много таких книг. Иные от их авторов. Тех, от кого эти подарки, уже давно нет. Но возьмёшь такую книгу в руки и – будто бы с самм человеком встречишься.
василек я

МЫСЛИ 82-ЛЕТНЕГО (343)

О ВРЕМЕНИ

Вдруг вспомнились стихотворные строки:

Годы напролет
не умолкает
Маленького маятника стук.
День за днем мгновения мелькают
Птицами, летящими на юг.
Чьи-то пальцы время рассекают,
Жизни укорачивая нить.
Дни мои, как люди, умирают,
Очень их печально хоронить...

В кто же автор? Начал «рыться» в своей памяти. Наконец, выплыло из её глубин: Межелайтис! Эдуардас Беньяминович! Выдающийся литовский советский поэт и переводчик! Как же я мог забыть этого гуманиста, которым был увлечён в юности!

В домашней библиотеке нашёл сборник его стихов, потрёпанный от частого чтения (читали, поочерёдно, а иногда и вместе, всей семьёй). В нём полностью стихотворение, в котором навсегда запомнившиеся мне строки: «Дни мои, как люди, умирают, //Очень их печально хоронить».

Вот оно:

МГНОВЕНИЯ
Перевод с литовского: Вероника Тушнова

Годы напролет не умолкает
Маленького маятника стук.
День за днём мгновения мелькают
Птицами, летящими на юг.

Чьи-то пальцы время рассекают,
Жизни укорачивая нить.
Дни мои, как люди, умирают,
Очень их печально хоронить...

Не смолкает маятник, как будто
Второпях твердит одно и то ж:
"Ни од-ной по-те-рян-ной минуты..."
Дескать, время будет - отдохнёшь!

И сердце, внимая,
Поспешно стучит,
И смерть, как немая,
Таится, молчит.

Лишь ночью старуха,
Тревожа мой слух,
Суставами сухо
Защелкает вдруг.

И ветер засвищет
Косою стальной...
Да сгинь же ты, слышишь,
Пройди стороной!

Не стой у порога,
Уйди со двора -
Ещё мне в дорогу
С тобой не пора!

Дождёшься, дождёшься
Заветного дня,
За всё разочтёшься,
Осудишь меня.

За то, что когда-то
Любил и хмелел,
За то, что богато
Прожить я сумел.

Сражаясь за каждый
Глоток бытия,
Тебя не однажды
Обманывал я.

Холодное лезвие
Прочь отведи,
Рассыпься, исчезни,
Из глаз пропади!

И уже сияет белизною
Ветка вишни в предрассветной мгле,
И стихи, написанные мною
Только что, -
на письменном столе.

Как чудесно, что продлились сроки,
Что не рвётся, что ещё крепка
По ночам сбегающая в строки
Ниточка сердечного клубка.

А на стенке всё не умолкает
Маленького маятника стук.
Быстрые мгновения мелькают
Птицами, летящими на юг.