Геннадий Краснопёров (mysoulgarden) wrote,
Геннадий Краснопёров
mysoulgarden

ВСПОМНИЛИСЬ ДВА СЛОВА: «ПРОСЛОЙКА» И «ПРОШАРОК»

Давным-давно учился в сельскохозяйственном институте. Сейчас часто всплывают из того времени какие-то слова, а с ними и разные ситуации. Сегодня вспомнились «прослойка» и «прошарок». А было так. На одном из занятий по учебному предмету «Диалектический и исторический материализм» обсуждали прочитанною несколькими днями раньше лекцию об интеллигенции. Преподаватель спрашивает: «Ну, кто скажет несколькими словами. что такое интеллигенция?». Встаёт Максим Кузнецов, один из моих товарищей, и говорит: «Интеллигенция – это прослойка между рабочим классом и крестьянством». Преподаватель одобрительно кивает головой, и обращается к Николаю Харлаю: «А что скажете вы?». «Скажу то же самое. - Отвечает Николай.- «Интеллигенция – это прошарок». В аудитории долгий хохот. А смеяться бы не следовало. Николай Харлай, тоже добрый мой товарищ, приехал в наш Ижевск, чтобы стать агрономом, с Украины. Украинец по национальности, он часто вставлял в свою речь родные для него слова. «Прошарок» по-украински – это «прослойка».

Об интеллигенции (что она такое) и о роли её (вредит ли она развитию нашего государства, или, наоборот, способствует этому развитии) много говорили прежде. Говорят об этом и сейчас.

В Интернете нашёл статью по затронутой мною сегодня теме. Автор публикации человек неоднозначный, но эти его суждения меня заинтересовали.

Читаем:

ОБ ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ

Всем известно, что есть 1) образованные люди, 2) люди, занятые
умственным трудом, 3) умные люди, 4) некие интеллигенты. С
пониманием первых двух феноменов больших проблем не возникает,
третий вызывает немалые сложности, четвёртый -- и вовсе камень
преткновения.

Дождаться от интеллигенции чёткого определения понятия "интеллигенция" невозможно, потому что чёткое определение понятий для
интеллигенции не только непривычно и затруднительно, но ещё и
сужает возможности зарабатывания ею на жизнь посредством
производства словесной мути.

Можно считать, что интеллигенция начинается там, где кончается
возможность проверять адекватность умопостроений. Что случится,
если ошибётся, к примеру, врач? Пациент, возможно, умрёт. Значит,
врач -- не интеллигент (во всяком случае, в рабочее время). А что
случится, если ошибётся, к примеру, философ? Непосредствено -
НИЧЕГО. Опосредствованно же может, к примеру, государство
развалиться. Но доказать связь этого события с болтовнёй философа
будет очень затруднительно. Значит, философ -- интеллигент вполне.

Интеллигенция -- это солидарная социальная группа, состоящая из
людей, которые зарабатывают на жизнь и обеспечивают своё влияние
в обществе посредством производства неформальным способом и/или
распространения неверифицируемых знаковых конструкций, и людей,
которые воспринимают такие конструкции в значительном количестве
и строят на их основе свои представления.



Если знаковые конструкции производятся формальным способом, их
можно проверять на отсутствие формальных ошибок.

Если знаковые конструкции производятся на основе конкретных
реальных вещей, а не других знаковых конструкций, можно сопоставлять
конструкции и реальные вещи и выявлять ошибки.

Если знаковые конструкции непосредственно управляют действиями,
можно судить о качестве этих конструкций по результатам действий.

Если же знаковые конструкции производятся НЕФОРМАЛЬНО, НА ОСНОВЕ
ДРУГИХ ЗНАКОВЫХ КОНСТРУКЦИЙ и НЕ УПРАВЛЯЮТ НЕПОСРЕДСТВЕННО ДЕЙСТВИЯМИ, они не верифицируемы относительно реальности и могут выражать совершенно не адекватные реальности представления, которые в среде интеллигенции воспринимаются, тем не менее, как адекватные, потому что не слишком противоречат другим неадекватным
представлениям, расхожим в этой среде.

Получается, что интеллигенция спорит, горячится, строчит, вещает
по преимуществу о своих фикциях и подтравливает этими фикциями
остальное общество, выдавая их за значительные достижения мысли.

Можно говорить об интеллигенции активной (производящей и
распространяющей интеллигентскую муть) и об интеллигенции пассивной
(по преимуществу лишь потребляющей эту муть).

Поскольку больше привлекают внимание фикции претенциозные,
яркие, парадоксальные, то кормящиеся фикциями интеллигенты зачастую
намеренно подпускают в свои умопостроения соответствующей чепухи,
которая только усугубляет проблему адекватности. Они поддаются,
так сказать, соблазну безответственности. А если не поддаются, то
попросту не удерживаются на рынке интеллигентских услуг. То есть,
в принципе можно добросовестным образом производить знаковые
конструкции неформально, на основе других знаковых конструкций и
без управления непосредственно действиями, но ты не будешь
пользоваться спросом, потому что 1) будешь запаздывать по сравнению с
менее корректными авторами, 2) будешь менее ярок, чем они, 3) будешь непривычен, 4) окажешься на отшибе (менее корректные авторы
не будут на тебя ссылаться, а будут ссылаться на таких же, как
сами).

Разумеется, в интеллигентском словесном поносе нередко попадаются и адекватные знаковые конструкции, представляющие некоторую
ценность и получающиеся хотя бы и случайно, но сложность в том,
что, во-первых, выявление их требует больших усилий, во-вторых,
оно является политически неверным, потому что частично реабилитирует паразитический социальный слой, нуждающийся в радикальной
санации.

Производимые интеллигенцией знаковые конструкции оказывают на
потребляющих их не столько информирующее, сколько ОДУРМАНИВАЮЩЕЕ действие. Существование интеллигенции обусловлено частью потребностью людей в обобщённых представлениях и в проповедях, частью наклонностью их охмуряться информацией.

* * *

Если считать культурой совокупность расхожих обобщённых представлений, то можно утверждать, что в любом обществе есть две
культуры: практическая, на которой основывается жизнеобеспечение
общества, и интеллигентская, паразитирующая на практической.

Интеллигентская культура -- это интеллектуальный алкоголь.
Творцы этой культуры -- винокуры, тогда как большинство интеллигентов её только "потребляет". Алкоголь -- "тоже еда"; им, вроде,
даже "лечиться" можно, а в некоторых его разновидностях, даже
витамины имеются и некоторые другие полезные вещества. Как среди
алкогольных напитков есть качественное и есть "бормотуха", так и
среди интеллектуального алкоголя есть градации. Интеллигенты --
"интеллектуальные алкоголики" -- потребляют по большей части
интеллектуальную "бормотуху", в которой чем больше мути (аналога
сивушных масел), тем больше шибания по мозгам. Как непьющему или
малопьющему человеку трудно находить общие интересы с алкоголиком, так здравому интеллектуалу трудно находить общие интересы с
интеллигентом.

* * *

У большинства людей, старающихся думать, мышление вязнет в
массе вычурных понятий, запускаемых в оборот интеллигенцией.

Интеллигенция -- вовсе не самая умная часть общества: это всего
лишь часть общества, навязывающая ему свою возню со "смыслами",
потому что ни с чем другим она возиться не хочет и не способна,
а за "смыслами" ей легко прятать свою неспособность в них разбираться, поскольку возня эта, как правило, безответственная.

* * *

Распространение Интернета имело для человечества существенные
отрицательные последствия: если раньше разнообразие словесных
потоков ограничивалось вместимостью бумажных средств массовой
информации, должных худо-бедно окупаться, то в Интернете эти
потоки могут разливаться и множиться практически безгранично и
бесплатно. Если в бумажных СМИ был какой-то отбор авторов, то
Интернет принимает ВСЕХ. Между тем, чем шире круг конкурентов,
тем крикливее (= некорректнее) надо быть, чтобы тебя заметили.

* * *

Интеллигенция всегда ратует (на словах, конечно) за такое
общество, в каком у неё будут более благоприятные условия для
паразитирования, и всю её политическую болтовню надо оценивать
именно с этой точки зрения. Поскольку интеллигенции всегда представляется, что она недопотребляет и вообще играет не ту роль,
какую должна бы, она всегда ноет о пренебрежении к подлинной
культуре, старается прибиться к власти, а если это не удаётся,
то подбивает честных людей на антигосударственную деятельность.

Интеллигентских фикций нагромождается необъятное множество, так
что разбираться с каждой из них даже в какой-то узкой области
практически нет возможности, и лучше отметать их целиком: отсеивать по признаку происхождения их из слоя интеллигенции.

Везде, где скапливается эта фонтанирующая красивыми словами
мразь, начинаются большие проблемы. Везде, где эту мразь отодвигают подальше начинаются большие успехи. В России частичное избавление от "старой интеллигенции" в 1920-х, 1930-х гг. позволило
оживить науку, литературу, создать атомный реактор, прорваться
в космос, наконец, стать сверхдержавой. Распад СССР был следствием того, что накопилась новая интеллигенция и своей мутью в
значительной степени ослабила способность общества думать.

Когда дело доходит до разборок с болтливыми интеллигентами, их
репрессируют скопом, как класс, потому что оценивать особенности
мозгового мусора каждого из них в отдельности - это практически
невозможно. Устанавливаются некоторые признаки интеллектуального
выродка и далее выметаются все, кто под эти признаки попадают.

* * *

Человек может в рабочее время заниматься вполне корректной
умственной деятельностью, но отдаваться интеллигентской мути в
нерабочее время. Приверженность этой мути обычно сказывается
на профессиональной неинтеллигентской деятельности более или
менее отрицательно.

Интеллигенты локализуются по большей части в безответственных
интеллектуальных профессиях.

Ответственность -- это когда действия некоторым образом проверяются и в случае выявления слишком больших и/или слишком многочисленных ошибок следует урезание дохода, понижение в должности,
увольнение или даже уголовное наказание. Безответственность -
это когда делаешь то, что проверить затруднительно или за что не
получишь наказания, даже если выявится ошибочность действий.

Отряды интеллигенции:

1) творческая интеллигенция: писатели, поэты, литературные
критики, газетные репортёры, публицисты и т. п;
2) преподающая интеллигенция;
3) политиканствующая интеллигенция: активисты всяких партий;
4) комитетствующая интеллигенция: организаторы всяких символических мероприятий, координаторы всяких программ, представители всяких международных организаций;
5) церковная интеллигенция.

В среде творческой интеллигенции на одного добросовестно и
качественно работающего интеллектуала приходится двадцать имитаторов, путаников, образованных дураков, которые только болтаются
у него под ногами и мешают пристраивать его творческий продукт.
Посредственностями среди них являются только образованные дураки,
тогда как имитаторы и путаники могут быть технически изощрёнными
авторами.

Как невозможно приставить ни к какому ответственному делу
опустившегося алкоголика, так невозможно приставить ни к какому
ответственному делу болтающего интеллигента: он будет торчать в
Интернете, отвлекать коллег на посторонние дискуссии, раздувать
какие-нибудь частности, становиться в красивые позы, читать
лекции про жидомасонов, инопланетян, психотронное оружие, тайны
египетских пирамид, туринскую плащаницу и т. п., а главное - при
первой возможности сбежит в какой-нибудь интеллигентский "центр",
где вместе с себе подобными сможет кормиться именно болтовнёй.

* * *

Интеллигенция любит примазываться к успехам интеллектуалов,
занятых практической деятельностью (выдавать их достижения за
достижения культурного слоя вообще), хотя на самом деле она не
только не помогает им, но даже мешает - оттягиванием на себя
внимания и ресурсов.

* * *
С интеллигентами та же проблема, что и с алкоголиками: для
оздоровления общества надо их куда-то отправлять, откуда они
уже не смогут вонять своими размышлизмами. Заниматься полезным
интеллектуальным трудом большинство активных интеллигентов не
хочет и не в состоянии, заниматься неинтеллектуальным трудом -
тем более. Если просто закрывать их кормушки, начинаются вопли
о гонениях на культуру, свободу слова, общественные организации
и т. п. Обычно власти подкупают часть интеллигенции, чтобы та
разглагольствовала в их пользу. Это позволяет кое-как удерживать
бразды правления, но не позволяет решать сложные проблемы общества, потому его что мыслительная способность стопорится обильной
интеллигентской болтовнёй.

Великие практики -- Ленин, Сталин и др. -- знали цену
интеллигентов и не очень с ними церемонились. Если ситуация не
позволяет прибегнуть к массовым репрессиям в отношении интеллигенции, нейтрализация её охмуряющего воздействия становится
делом большой сложности. Получается замкнутый круг, который сам
собой разорвётся только в случае катастрофы.

Чтобы справиться с этой сложностью, надо для начала чётко осознать, что активный интеллигент -- это, как правило, социальный
паразит (халтурщик мысли, в лучшем случае образованный дурак или
путанник), который, эксплуатируя своё сходство со здравыми
интеллектуалами, подрывает способность общества к умственной
деятельности, а значит, наносит ущерб и всем прочим способностям
общества.

* * *

Очень критичным было отношение к российской интеллигенции у
А. П. Чехова:

"Под флагом науки, искусства и угнетаемого свободомыслия, -
пишет он Плещееву, - у нас на Руси будут царить такие жабы и
крокодилы, каких не знавала даже Испания во времена инквизиции.
Вот Вы увидите! Узость, большие претензии, чрезмерное самолюбие
и полное отсутствие литературной и общественной совести сделают
своё дело. Все эти Гольцевы и Ко. напустят такой духоты, что всякому свежему человеку литература опротивеет, как чёрт знает что,
а всякому шарлатану и волку в овечьей шкуре будет где лгать,
лицемерить и умирать «с честью". (Бердников Г. П. "Чехов", стр.
156)

По поводу интеллигентских претензий на то, чтобы считаться
самым правильным и самым обнадёживающим слоем общества Чехов
ввысказался так:

"Я ненавижу ложь и насилие во всех их видах... Фарисейство,
тупоумие и произвол царят не в одних только купеческих домах и
кутузках; я вижу их в науке, в литературе, среди молодёжи...
Потому я одинаково не питаю особого пристрастия ни к жандармам,
ни к мясникам, ни к учёным, ни к писателям, ни к молодёжи. Фирму
и ярлык я считаю предрассудком."

О французском литераторе Бурже и ему подобных Чехов выразился
следующим образом:

"...они заставляют Францию вырождаться, а в России они помогают
дьяволу размножать слизняков и мокриц, которых мы называем интеллигентами.

Бесконечно и безответственно болтающей интеллигентской шушере
Чехов противопоставлял людей типа Н. М. Пржевальского -- исследователя Центральной Азии:

"Их личности -- это живые документы, указывающие обществу, что,
кроме людей, ведущих спор об оптимизме и пессимизме, пишущих от
скуки неважные повести, ненужные проекты и дешёвые диссертации,
развратничающих во имя отрицания жизни и лгущих ради куска хлеба,
что, кроме скептиков, мистиков, психопатов, иезуитов, философов,
либералов и консерваторов, есть ещё люди иного порядка, люди
подвига, веры и ясно осознанной цели

© Copyright: Александр Бурьяк, 2016

Subscribe

  • О СОВРЕМЕННОМ ПРЕМУДРОМ ПЕСКАРЕ

    Жил человек. До коронавируса. А после перестал жить… Его напугали уже первые сообщения об этой «смертельной для всех» болезни. После, год и ещё…

  • МЫСЛИ 83-ЛЕТНЕГО (31)

    ТАК МНОГО В МИРЕ ЗЛА, А В ЦЕЛОМ – НЕСОВЕРШЕНСТВА. И ВОТ - Я ДУМАЮ: «Если бы на нашей Земле каждый дееспособный, неустанно, ежкдневано, задавал себе…

  • И ВОТ – СТАРИК ПРИДУМАЛ… МАШИНУ ВРЕМЕНИ

    Старик любил радио. С самого раннего детства приобщился к нему. Тогда, в его военном детстве, не было в селе Красное (Удмуртия), где он жил (да и во…

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments