Геннадий Краснопёров (mysoulgarden) wrote,
Геннадий Краснопёров
mysoulgarden

Categories:

К 100-летию «Брянского рабочего»

…ЭТОТ НЕМЕРКНУЩИЙ СВЕТ

Более четырёх десятков лет жизни, начиная с 1959-го, после окончания журфака Киевского госуниверситета, отдал «Брянскому рабочему» Владимир Иванович Васенков.

20131511185114.jpg

Известность его у читателей была ошеломительной. Как-то мы с ним – по его, как теперь принято говорить, проекту – повторили путь танковой бригады, освобождавшей Брянщину. Одрино (первое освобождённое село) – Карачев – Старая Рубча – Каменка – Матрёновка – Жуковка – Выгоничи – Красный Рог – Почеп – Унеча… С остановками, встречами, воспоминаниями… Итогом стала публикация 14 сентября 1968 года, в канун 25 годовщины освобождения, нашего репортажа о жизни «Там, где прошли танки» (так его озаглавили). Газета отвела ему весь разворот с началом-«шапкой» на первой странице. Проводником же в этой поездке на редакционном «газике» был сам командир бригады тридцатьчетвёрок полковник Юдин, Георгий Лаврентьевич. В парадном мундире с наградами – всю дорогу, особенно на ухабах, раздавался звон орденов и медалей… С нами ехали ещё два фронтовика – фотокорреспондент Игорь Мелещенко и столичный писатель Константин Лапин (к слову, сводный брат нашего ответсекретаря). И вот в одном из сёл (кажется, то была песенная Гришина Слобода), где нашу бригаду окружили стар и млад, меня отозвали в сторонку: «Покажите, кто из вас Васенков? Хоть поглядеть…».

А он и в редакционной семье выделялся. Был громокипящим источником ярких идей: много лет выходили порождённые им тематические страницы – краеведческая «Отчий край» и молодёжная «Клуб трёх поколений». Столь же «долгоиграющими» были и рубрики «От воскресенья до воскресенья», «Люди Отчего края», «Юнармейцы Малой Таманской» (по его идее и с его же участием создавалась и жила эта «дивизия» будущих защитников Отечества). Неспроста в редакции его, молодого, искрящего метким словцом, брызжущего шутками, величали корифеем. А с лёгкой руки самого Григория Ивановича Бубенка, редактора, утвердилось за ним и звание «Наш Маяк»…

Лёгкий в общении, он и писал легко. Может, от того, что жаден был до жизни, много видел и знал, – был всегда готов предложить в газету материал на любую тему. Об этой его готовности ходила в редакции шутка: «Володя, нужно срочно в номер!» - «Уже несу! А о чём?» Кем-то была сочинена на него эпиграмма, гуляющая и сейчас в интернете:

«Твоё творчество так многогранно,
Газетно-книжно-телеэкранно.
Я предлагаю: расширь программу,
Попробуй в опере, в балете, в драме.
А оратория?! А оперетта?!
Вл. Васенкову предела нету.
Ты, словно стерео, полифоничен.
И тем велик ты. И тем обычен».

Да, помимо газетной текучки – тысяч корреспонденций, очерков, репортажей, заметок, – он успел издать несколько документально-публицистических книг (в числе коих «Брянская пролетарская», «Тёплый свет»); писал сценарии и участвовал в съёмках документальных телевизионных фильмов. Однако с последней строкой эпиграммы согласиться невозможно. Обычен?! Припоминаю разговор в Киеве, в его альма-матер, где и я, уже имея инженерное образование, проучился заочно год и оставил, решив, что практика рядом с такими корифеями – лучше университетов. «Так ты из Брянска? – живо заинтересовался декан факультета Рубан и спросил: – И Володю Васенкова знаешь? Как он там?». А ведь прошло-то со времени его учёбы уже пять лет. Заурядностей не помнят столько.



Сказать, что мы были друзьями, не могу. Порою даже искрило между нами. Уже будучи заместителем редактора вздумал я, технарь по образованию, подойти и к производству газеты со своим аршином – предложил «модели» каждой из четырёх её полос. Боже! Что только не услышал от Володи, вмиг обратившегося в неприступного Вл. Васенкова (как неизменно подписывался под своими публикациями)! Это же только для отливки чугунных чушек нужны модели! Он-то, лирик в журналистике, воспринимал газету как хоровую песню, – какая, к чёрту, «модель»?! Позже, в «перестроечную» пору, искрить, увы, стало чаще…

Вот с кем он дружил точно – так с Эдиком Поляновским. (Впоследствии Эдвин Луникович, таково было истинное имя, ушёл в центральные «Известия» и стал у миллионов её читателей настолько знаменитым, что однажды в подписную компанию появилось в газете объявление: «Подписывайтесь на Поляновского!»). С виду – антиподы: весельчак и балагур «Вл. Васенков», работающий во всех жанрах, кроме острокритических, – и «Эд. Поляновский», ироничный, немногословный, тяготеющий, напротив, к жанру исследовательской, порою изничтожительной, публицистики. Быть честным до конца, докапываться до истины во что бы то ни стало – таковым было «кредо Эда». И в «известинской поэме» для внутреннего чтения, в числе знаменитостей, посещавших редакционное кафе, упомянут и он:

«Честнейший Поляновский Эд
Здесь тоже свой вкушал обед».
А его преждевременна кончина, в 2006 году, была отмечена очерком «Свет угасшей звезды»… Сейчас думаю, а не из шестидесятых ли, не из заглавия его же очерка долетел этот «свет»? Тогда, вскоре после ухода Эдика в «Известия», на всю великую страну прозвучал его очерк «Товарищи по свету», центральным героем которого был Володя Васенков, брянский «наш Маяк».

Повторюсь, близкими друзьями не стали мы. Но, как и в случае с репортажем «Там, где прошли танки», нас сближали общие дела. И то были дела поистине захватывающие, с искренней верой в то, что участвуем в строительстве светлого будущего. В первый же мой год работы в редакции, в промышленном отделе, Володя приобщил меня к выпуску страниц «КТП» – Клуба трёх поколений. Он, оставаясь, как и я тогда, беспартийным, но ощущая себя бойцом идеологического фронта, расслышал и энергично отозвался на тревожный звоночек времени: на смену большевикам-революционерам пришло поколение фронтовиков, а следом вступало в жизнь и «племя младое, незнакомое» со своими бытийными проблемами и бытовыми запросами. Как сохранить преемственность, какими швами сварить уже обозначавшиеся трещины? Даже одни темы страниц «КТП» о многом говорят: «А ты? Входя в дома любые – И в серые, И в голубые, Всходя на лестницы крутые, В квартиры, солнцем залитые, Прислушиваясь к звону клавиш И на вопрос даря ответ, Скажи: – а далее крупно, рисованным заголовком всей страницы, – Какой ты след оставишь?»…

Ещё несколько красноречивых девизов тех тематических страниц: «Человек без друзей, что птица без крыльев»; «Эту страницу мы посвящаем тебе, Мама»; «Мы с тобой – одно поколение»; целостраничный репортаж самого Вл. Васенкова – «Посвящение в рабочий класс». И, наконец, – ступеньками по всей странице: «Друзья мои, товарищи по свету, ловлю тепло и правду ваших рук». (Вот откуда и Эд. Поляновский взял потом заголовок для своего очерка в «Известиях»). Очерки, репортажи, письма-исповеди, стихи, фотографии, рисунки…

Вокруг общественной редакции страницы «КТП», работавшей во внеурочное (читай – ночами) время, Володя сплотил тоже своеобразный клуб молодых энтузиастов: свеженькие выпускники МГУ Юра Кириллов и Миша Григорьев, сотрудница многотиражки «Машиностроитель» Вера Григорьева (в последствии известная журналистка Вера Яковлева), поэты Олег Ващенко, Толя Дрожжин, Саша Мехедов (он ещё подписывался диспетчером из Карачева), архитектор Юра Тарабрин, художник Валя Сидоров… Люди не случайные и не потерявшиеся потом – все они состоялись как профессионалы в своих областях деятельности. (К слову, Валентин Фёдорович Сидоров, ныне Заслуженный художник России, в подражание репинским запорожцам с их письмом султану, написал полотно-шарж о нашем редакционном «курене», тоже что-то кому-то пишущем; крайний справа в пилотке и плащ-палатке – Володя Васенков, с дымящимся стволом ружья и примкнутым к нему пером).

Крупным русским поэтом в Молдавии, куда уехал работать, стал Анатолий Дрожжин, погибший в автокатастрофе при возвращении на Малую Родину.

«Ровесник мой!
Мой друг крутой и добрый,
В романтику влюблённый безнадёжно.
Бери на мушку карьеризм и догму
И всё, что пошло, подло, ложно…» -

писал он на странице КТП, посвящённой «ровесникам века».

«…Я люблю эту жизнь, эту землю.
И хочу одного – отдарить», –

на странице «Какой ты след оставишь?» вторил диспетчер из Карачева, одаривший Брянскую землю добротной гражданской лирикой.

Мы все в том кругу «васенковского» Клуба были ровесниками-единомышленниками, романтиками, безнадёжно влюблёнными в жизнь… Но и тот круг ширился дальше: нам писали электрики, станочники, монтажники, животноводы, шофера… Мне и до сих пор позванивает Степан Михеенко из Брасова, бывший замдиректора мебельной фабрики, а тогда, в далёком прошлом, – грузчик. Он опубликовал на странице КТП «Ровесник века. Каков он?» репортаж, который так и назывался «Мы – грузчики». А заканчивался – трудно удержаться, не привести, хотя бы в сокращении, – тот репортаж так:

«…Вторая половина смены более напряжённа. Сменяются вагоны, станции назначения: Москва, Дятьково, Улан-Батор, Варшава, Дубровка, Брюссель… Четыре утра. Самый красивый час. Дышится легче, работается веселей. Ей-богу, мы не устали…Встаёт солнце… Конец смены. Счёт 30:24 (24 вагона – это норма, а 30 – наше обязательство)… Паровоз уходит. И вслед за ним идём мы – грузчики Иван Тимошков, Василий Морозов, Владимир Симонов, Василий Кузнецов, Афанасий Гуркин, Николай Козинцев, Павел Бутарев и я –
Степан Михеенко».

В это всё труднее верить, но таковым было то пафосное время. И мы со своим неформальным председателем Клуба стремились, по силе возможности, продлить наполненное оптимизмом время до победного конца.

Столь подробно рассказал лишь об одном эпизоде в журналистской работе Владимира Васенкова той озарённой поры. А сколько их было ещё! Газетчиков, случалось, государство награждало почётными званиями, медалями, но очень редко – орденами, а он стал не только Заслуженным работником культуры РСФСР, но и кавалером ордена Трудового Красного Знамени.

Этими наградами увенчалась первая, самая светлая, на мой взгляд, половина его вдохновенной жизнетворческой деятельности. Потом случились события, трагические не только в масштабах страны, которой он служил, но и в его личной жизни. Одно из них – автокатастрофа. Как рассказывал, с большим арбузом в руках спешил к маме, и при переходе через проспект Московский был сбит автомобилем. Спасать его - в бессознательном состоянии, с переломами и внутренними повреждениями - доставили в ближайшую больницу (железнодорожную в Фокинском районе). И для спасателей стало шоком, что проведать Володю приехал сам Анатолий Фомич Войстроченко, первый секретарь обкома партии.

Заурядно обычных не навещают первые лица области, с ними не водят дружбу прославленные фронтовики, командиры армейских подразделений и партизанские комиссары, Герои Советского Союза и Социалистического Труда. От них не струится свет, пробивая толщи времени и мрака. Их не именуют «Наш Маяк». Чем дальше, тем очевиднее: Владимир Васенков был личностью незаурядной не только в журналистском братстве «Брянского рабочего» того времени…

Александр НЕСТИК,
ветеран редакционного коллектива «Брянского рабочего»,
вначале рядовой сотрудник газеты, впоследствии её редактор

Subscribe

  • МЫСЛИ 82-ЛЕТНЕГО (301)

    О СПОСОБЕ ПРОДЛЕНИЯ ЖИЗНИ (Совет людям преклонного возраста) Человек способен продлить свою жизнь. Вот – один из способов достижения такой…

  • МЫСЛИ 82-ЛЕТНЕГО (300)

    О СМЫСЛЕ ЖИЗНИ Смысл жизни часто в наших словах. Вот – слышится: - Хочу жить красиво! - Не горбись на работе – лови удачу! - Если ты такой умный,…

  • МЫСЛИ 82-ЛЕТНЕГО (299)

    О ТОМ, ЧТО НЕ НАДО ИСКАТЬ ВИНОВНЫХ Правило, которому следуют немногие: «Во всех неблагоприятных для тебя обстоятельствах не ищи виновных. Загляни в…

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments