July 8th, 2020

василек я

МЫСЛИ 81-ЛЕТНЕГО (304)

О ДВУХ ВИДАХ ОДИНОЧЕСТВА

Много ныне одиноких людей. Они не только среди старых, одиночество теперь всё чаще, «сожительствует» и с молодыми.

Когда человек совсем один, он как-то привыкает к этому.

Легче привыкнуть к одиночеству творческим личностям: учёным, художникам, поэтам и писателям, композиторам, садовникам (со своими любимыми делами и  всё новыми творческими задумками  они уже не одиноки).

 А есть ещё одиночество второго вида. Это когда человек среди людей, а поговорить ему не с кем,- люди в том его окружении  эгоцентричны, самодовольны; и человек тот, с его мыслями и с его мнением, им неинтересен; он,  чувствуя это, уходит от бесед, оставаясь одиноким среди людей.
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
василек я

МЫСЛИ 81-ЛЕТНЕГО (305)

О ТОМ, КАК РОЖДАЮТСЯ ПОГОВОРКИ

"СНАЧАЛА ХОРОШО ПОЕДИМ, А ПОТОМ - ПОБЕДИМ!"

Раннее июльское утро.

После обязательной для меня зарядки, с полутора тысячами движений,  завтракаю.

За окном – с утра уже жаркое солнце. Завтрак короткий. Надо успеть поработать до самой мощной жары (на сегодня  синоптики пообещали плюс 37) поработать в своих садах.

За тем же окном – надсадный вой бензокосилки.

Не исключено, что снова скосят  значительную часть моих цветов.

Уже, можно сказать, привык к этому. Но и борюсь  с  таким варварством. Борюсь  своеобразным образом. Правило давнее у меня: «Если уничтожили десять цветочных кустов – посади, взамен, сто. Уничтожат сто – посади тысячу».

Вместе с такими  мыслями за завтраком появилась у меня поговорка: «Сначала хорошо поедим , а потом – победим!».

Наверное, так вот и рождаются поговорки и пословицы.
василек я

МЫСЛИ 81-ЛЕТНЕГО (306)

О МОЁМ НОВОМ ЭКСПЕРИМЕНТЕ
                   ИЛИ
МОЖЕТ ЛИ  ПОБЕДИТЬ «ОДИН В ПОЛЕ ВОИН?»

Новое противодействие моему проекту «Цветотерапия»: старшая в многоквартирном доме, соседствующем с нашей многоэтажкой, скосила уже набиравший цвет гигантский бальзамин,- погубила более шести  тысяч кустов.

Бальзамин рос на общем,  для наших многоэтажек, дворе. В советское время здесь были  другие, посаженные мною цветы. Потом у  многих жильцов обоих многоквартирных домов появились личные автомобили, и мою цветочную клумбу превратили в автостоянку.

Три года назад я отвоевал (мирным способом, проведя несколько  дружеских бесед с автовладельцами) это обширное место снова под цветочную клумбу, которая украсила наш двор. Из цветов  особенно эффектным оказался красивоцветущий, с долгим  периодом цветения, гигантский бальзамин. У него ещё одна, приятная для меня, садовника, особенность:  семена гигантского бальзамина – в коробочках. При созревании коробочки при малейшем прикосновении к ним (например, насекомого) растрескиваются. И семена, подобно пулям из  пистолета, вылетают, и падают на землю; там сохраняются, перезимовывают, и – весной  дают массовые всходы.  В нынешнем сезоне на этой клумбе было свыше двадцати тысяч штук такой рассады. Около шести  тысяч штук подарил знакомым цветоводам-любителям, девять тысяч рассадил в своих садах; более шести тысяч осталось на «родительской» клумбе; их-то вот варварски скосили.

Итак, новый удар по моему проекту «Цветотерапия». Но… нет  переживаний. Давно уже выработался у меня своеобразный иммунитет против подобных ударов. Давно научился находить в негативном позитивное.  Вот и снова нашёл. Новый эксперимент у меня! У  скошенных  растений гигантского бальзамина сохранилась корневая система. Оставшиеся после скашивания культяпки с той корневой системой посадил на вновь создаваемую цветочную клумбу. У гигантского бальзамина та же особенность, что и у помидоров: появляются дополнительные корни на стеблях, если их углубить в почву. От тех корней – новые стебли с листьями, а после – и с цветами.

Надеюсь, что культяпки зацветут ещё в нынешнем сезоне.
ПОСТСКРИПТУМ. Есть поговорка: «Один в поле - не воин». Я же в своём «поле» - воин-одиночка. С той женщиной, которая уже не в первый раз уничтожила  мои цветы, воевать, конечно же, не собираюсь,- по всем признакам она душевнобольная. (Заявила: «Это – часть нашего двора, и чтобы вас, с вашими цветами, здесь не было, а если снова что-то посадите – я опять скошу, так и знайте!!!»). И землю ту, где рос гигантский бальзамин, отвоёвывать не буду,- пусть снова ставят там автомашины. Расширю свою цветочную «империю» за счёт других мест, которые пока что в бурьяне. Меня только одно печалит: равнодушие людей многоэтажки, в которой живу,- многие из них даже не заметили, что вот  была цветочная клумба и нет её.  А один мужчина (знакомый предприниматель, с которым мы вроде в приятельских отношениях), посочувствовав мне, тут же сказал : «Да, вот что, Геннадий Иванович, вы на нашей клумбе ничего больше не сажайте. Мы сами…». И он – туда же: «наша клумба»! «Всё это у вас - «наше»!» сказал я, и ушёл от него, не попрощавшись, в  своё «поле» продолжать воевать в одиночку…