May 29th, 2017

василек я

ЭТОТ ДЕНЬ В ИСТОРИИ

29 МАЯ

1218 г. — Пятый поход крестоносцев против мусульман.

1453 г. — Войска турецкого султана Мехмеда II штурмом взяли Константинополь. Падение Византийской империи.

1590 г. — По царскому наказу Фёдора Иоановича из Сольвычегодска отправлены в Сибирь тридцать хлебопашенных семей. Тем самым было положено начало колонизации Сибири

1606 г. — После убийства Лжедмитрия I русским царём избран главный организатор заговора против самозванца Василий Шуйский.

1630 г. — Поляки запретили украинским казакам морские походы на турок.

Collapse )
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
василек я

ВСЕГДА НАЙДУТСЯ ЛЮДИ, ГОТОВЫЕ ВЫПОЛНИТЬ ЛЮБОЙ, ДАЖЕ И ВРЕДОНОСНЫЙ ПРИКАЗ

или

КАЖЕТСЯ, У МОЕГО ПРОЕКТА
«ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ТРОПЫ
ШКОЛЬНОГО ДВОРА»
ЬУДЕТ БЕССЛАВНЫЙ КОНЕЦ


Несколькими днями раньше был у меня пост: «В ГОД ЭКОЛОГИИ - В МОЁМ ЦВЕТНИКЕ-ДЕНДРАРИИ, ЧТО НА ШКОЛЬНОМ ДВОРЕ:СЛЕВА – РОЮЩИЙ ТРАНШЕЮ ТРАКТОР, СПРАВА – ДВА МУЖИКА С ТОПОРАМИ ВЫРУБАЮТ ПОСАЖЕННЫЕ МНОЮ ДЕРЕВЬЯ…».

В тот день кое-что из растущего и уже частично расцветающего я отстоял. Сегодня выкосили почти всё, что выше сорока сантиметров. (Таков установленный департаментом образования «стандарт для школьных дворов). Пробовал что-то из высокорастущего защитить (в частности, мальвы, лунари ю, золотые шары), но нарвался на ясно выраженную угрозу. Сказал одному из тех, кто косил: «Вы говорите, что выполняете приказ и скашиваете всё. что выше сорока сантиметров. Но вот дадут вам приказ скосить мою голову. И что?». «С удовольствием!».- Сказал тот.

Мне непонятна его ненависть ко мне. Также непонятно сказанное им ранее, когда он приготовился рубить калину. Я ему издали прокричал тогда: « Что вы делаете! Это же калина!». «Калина…- Ответил он. -А зачем она здесь?».

«А зачем она здесь?»…И вообще. зачем я тут копаюсь каждодневно, без выходных и праздничных? Да всё ради моего проекта «Экологические тропы школьного двора», за который, кстати, несколько лет назад я получил вот этот диплом:

IMG_6115.JPG

и эту Благодарность:

IMG_6118.JPG

А сейчас мне кажется, что уже у продвинутого далеко вперёд проекта «Экологические тропы школьного двора», который красит мою жизнь, будет бесславный конец. Ну, не вписывается подобный природному уголок, где больше ста видов разных растений, в пресловутый «стандарт для школьных дворов!

Я повторюсь, - снова расскажу о том, для чего «горожу огород».

Итак:

ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ТРОПЫ
ШКОЛЬНОГО ДВОРА


Мой нынешний цветник-дендрарий – микроскопическая потуга воспрепятствовать массированному наступлению мёртвого камня, бетона и асфальта на живое - зелёное и цветущее...

( Продолжение следует)

василек я

ВСЕГДА НАЙДУТСЯ ЛЮДИ, ГОТОВЫЕ ВЫПОЛНИТЬ ЛЮБОЙ, ДАЖЕ И ВРЕДОНОСНЫЙ ПРИКАЗ (2)

или

КАЖЕТСЯ, У МОЕГО ПРОЕКТА
«ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ТРОПЫ
ШКОЛЬНОГО ДВОРА»
БУДЕТ БЕССЛАВНЫЙ КОНЕЦ


(Окончание)

ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ТРОПЫ
ШКОЛЬНОГО ДВОРА


Мой нынешний цветник-дендрарий – микроскопическая потуга воспрепятствовать массированному наступлению мёртвого камня, бетона и асфальта на живое - зелёное и цветущее.

Ещё в прошлом веке, в 1988-м году, когда я с семьёй переехал из Белоруссии в Ульяновск, напротив нашего дома сдали в эксплуатацию новую, 38-ю физико-математическую школу (ныне - 38-й физико-математический лицей). Моих дочерей - Дашу и Катю - приняли сюда и дали им в последующие годы образование, достаточное, чтобы впоследствии они с отличием закончили университеты. Таким образом, я как бы в долгу перед школой. И вот представился случай вернуть тот долг. За многие годы обширный школьный двор зарос бурьяном. А у меня уже был многолетний опыт освоения таких одичавших территорий, превращения их в цветущие оазисы. Я взял школьный двор под свою опеку и стал вытеснять бурьян. Естественно, приступил к работе с «благословения» директора этого замечательного учебного заведения, Заслуженного учителя России Валерия Владимировича Полетаева.

А в 2006-м году возникла идея-проект «Экологические тропы школьного двора». Внедряя задумку в жизнь, руководствовался словами великого мудреца Аристотеля: «…город должен быть устроен так, чтобы обеспечить своим жителям безопасность и счастье…».

Двор лицея проходной. Кроме одной тысячи лицеистов и их преподавателей, он ежедневно пропускает через себя многочисленных жителей нашего микрорайона; здесь делают пробежки физкультурники и просто любители бега; тут же гуляют с малышами бабушки, дедушки, мамы, папы. Вот для всех их и задуман «кусочек счастья» - цветы это ведь и счастье тоже…

Одна из основных целей проекта - оформить школьный двор в виде экологических троп. Дело в том, что эта обширная территория испещрена множеством дорожек. Иные из них проложены изначально, при строительстве школы, другие - «самостийные»; я не стал убирать последние, наоборот, нередко приумножаю их: если кто-то вдруг протопчет дорожку через цветы, спрямляя путь, тут же убираю цветы в другое место, - пусть люди ходят, где им удобно, и пусть будет доступ к каждому цветку, чтобы те же люди смогли полюбоваться утренней сверкающей росинкой на цветке или понаблюдать, как мирно, не в пример нам, человекам, живут обитатели цветника: подчас на одном цветке «пасутся», не мешая друг другу, пчела, муравей, божья коровка …

Но почему тропы школьного двора у меня не какие-то обычные, а экологические? Всё очень просто: знакомлю всех, кто бывает на школьном дворе, с природным многообразием, с растущим и цветущим. На школьный двор уже внедрены более ста видов цветов, декоративных растений, деревьев и кустарников.

Collapse )
василек я

КУСОЧКИ

От mysoulgarden. Ниже – повествование о детстве. О счастливом советском детстве. Время: конец семидесятых-начало восьмидесятых годов прошлого столетия (период, по утверждению нынешних антисоветчиков «брежневского застоя»). Я прочёл это с большим удовольствием. Как бы окунулся в чистое светлое прошлое. Удовольствие ещё и от того, что автор повествования – моя старшая дочь.

Начало

Что это за притягательная вещь — детство? Почему к нему обращаюсь в минуты тревоги или неуверенности? Видимо, потому, что раннее моё детство связывается у меня именно с ясностью, безмятежностью и доверием к миру.

Возвращение в эти дни для меня происходит почти всегда одинаково: я как будто всматриваюсь из нынешней своей судьбы в глубину себя и вижу там прямоугольник асфальта перед окнами нашего кирпичного дома. Слева наш дом прилепился к дому деда и бабушки, справа — невысокий подъем и заросли. Я как будто смотрю чуть-чуть с высоты и приземляюсь на этой площадке, чтобы потом перемещаться там внутри, в своей памяти, по знакомым местам и среди незабываемых лиц.

Именно на этой площадке стоит мама со мной на руках. За нею виден наш дом, наши окна на втором этаже. Снег вокруг. Я в комбинезоне, гляжу серьёзно. Мне еще нет и года. Мама молодая. Стоит, слегка улыбаясь. Тёмная прямая чёлка спускается из-под меховой шапки. Большие глаза кажутся тёмными.

Это, конечно, не воспоминание. Это фотография, сделанная папой. Много ли воспоминаний моих сохранилось? Если их всех записать, не так уж много и выйдет. Но почему тогда раннее детство обладает для меня такой силой? Почему вспоминаю его с любовью, несмотря на бедность материала, оставленного памятью? Картинки ушли, события, случаи позабылись. Почти не помню разговоров и происшествий. Но, глядя на фотографию, я представляю себе, как хорошо нам могло быть тогда с мамой. Мелочи не припомнить, чувство осталось. И меня тянет вспоминать и записывать каждый ничтожный случай, все места и лица тех лет, чтобы из этих незамысловатых записей добыть ту тайну...

Скверик

Дом бабушки и деда стоял на проспекте в череде таких же сталинских домов с высокими потолками, а наш дом, соединённый с ним аркой, чуть отступал во дворы, отделялся от дороги узким сквериком. Со стороны проспекта скверик был огорожен невысокой бетонной стенкой и железной оградкой и оказывался как бы приподнятым над дорогой. Он существовал не для прогулок, его просто надо было проходить, отправляясь в город.

Что-то было в тенях этого скверика, что мне уже никогда не разгадать. Помню солнце сквозь листья ясеней в раннем детстве, когда папа уходит по этому скверику на работу, а я, стоя с мамой, реву. Есть фотографии: я уцепилась за папин толстый портфель. Мама улыбается, держа на руках недоумевающую сестру.

Помню, как папа быстро входит в этот скверик, взяв меня за руку, а мне приходится бежать вприпрыжку, чтобы успевать за ним. Вот, пожалуй, и все воспоминания.

Есть еще более позднее — когда ясени стали гуще, темнее, скверик весь сделался тёмным, сыроватую землю сплошь покрыла тяжёлая узорчатая сныть. Там было скучно, угрюмо. Тогда для чего так настойчиво приходят воспоминания этого места, где ничего не случалось, где обычно полагалось ждать, когда мы отправлялись куда-нибудь далеко на прогулку?

И почему именно этому скверику была отведена такая роль: когда позже, в школе, в другом городе, я читала Бианки и нужно было представить себе жизнь всяких паучков, лягушек, я именно в этот скверик и поселяла их?..

Вечерние занятия

Дом погружён в ночь. И столь малым числом фонарей освещена эта ночь, что мрак комнаты был бы густым, полным, если бы не тёплый конус абажура на столе в большой комнате. Свет лампочки пропитывает мягкую салатовую ткань, и бахрома немного в пыли. Стеклянные двери, ведущие в прихожую и кухню, едва поблескивают. Двери в другие две комнаты едва заметны (или это уже отсюда я не могу разглядеть, что там? легла ли спать бабушка?). Я сижу за столом и перелистываю большую толстую книгу. Вообще-то книга эта предназначается родителям и называется «Дошкольник». Читать я пока ещё не умею (научилась позже, в четыре года), но разглядываю фотографии. Тишина нашего дома, негромкие разговоры по вечерам. Иногда, я думаю, что помню верно — «Лунная соната» на пластинке или же «Болеро» (папа рассказывал, что под «Болеро» я засыпала). Или они были позже? Но радиола уже была у нас, это верно. Значит, возможно, негромкая музыка, книга, рисование. Это часы, когда душа спокойно жила в родительской любви, и появлялись мечты — не чёткие картины о чем-то определённом, а только некоторое ощущение добра и волшебства жизни.

И тогда были рисунки. Как радовало сочетание цветных карандашных линий! «Почему-то у твоих людей всегда такие большие головы», — говорит мне мама. Почему же? Но мы же видим рядом лица, и их рисуем. Тогда я так не отвечала. Так я додумываю теперь.

А вот я лежу в этой же комнате на диване, верхний свет включён, но тоже за окнами приближение ночи. Мама выходит из бабушкиной комнаты (выносит одеяло?), и лицо у неё милое и задумчивое. Чёрные брови и чёрные прямые до плеч волосы. «Мама Лена», — почему-то называем её мы с сестрой.

Овраг

Collapse )