October 2nd, 2016

василек я

ИЗ ИСТОРИИ РОССИИ (25)

В учебнике литературы (2011) нет ему главы / Славянофилы. Сергей Аксаков / К 225-летию

ригинал взят у mamlas в В учебнике литературы (2011) нет ему главы / Славянофилы. Сергей Аксаков / К 225-летию
Ещё о патриотической литературе

Охотник до русского слова
Литература / Аксаков - 225!

Сергей Тимофеевич Аксаков, 225-летие которого отмечается в эти дни, был представителем той «эпохи титанов» в русской литературе, которые писали совершенно обо всём, до чего могли дотянуться своим пером. ©

Ещё об Аксаковых


Памятник С.Т. Аксакову в с. Надеждино Белебеевского района Башкирии

Не исключено, что эта их поразительная универсальность сказалась на популярности того же Аксакова у современных читателей, но именно подобные люди создали условия для золотого века нашей литературы. Ибо великая литература обязана своим возникновением не только отдельным великим писателям и даже целой их плеяде, но и благоприятной литературной среде.

Скажем, Маркес – великий писатель, но можно ли назвать великой колумбийскую литературу? Пушкин, Лермонтов, Гоголь начинали, словно в безвоздушном пространстве: у них не было такого количества читателей-«фанатов», как у «Пикуля» того времени Загоскина, его собрата Лажечникова или «коммерческого» Булгарина. Тургеневу, Достоевскому, Льву Толстому было гораздо проще: они пришли на ниву, возделанную грандиозной просветительской пахотой, которую затеяли Пушкин и Белинский и продолжили литераторы-славянофилы, в том числе Сергей Аксаков и его сыновья Константин и Иван. Ведь знаменитый некрасовский «Современник» появился только в 1847 году, а до него властителем дум был славянофильский «Московитянин».

Collapse )

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
василек я

О ДЕШЁВЫХ НЫНЕШНИХ ДЕНЬГАХ И О БЕЗ ЦЕННЫХ СОВЕТСКИХ КНИГАХ

Ходил на рынок. Купил там один килограмм шестьсот граммов мяса, три килограмма картошки, два килограмма яблок и полтора килограмма сладкого перца. Отдал за всё ровно одну тысячу рублей.

Дешёвые ныне деньги!

Не то было прежде, в лучшие мои времена. А лучшие времена для меня – это когда был Советский Союз, в котором я прожил больше чем полвека. В Советском Союзе средняя зарплата составляла примерно 120 рублей. Работая на полторы или две ставки, можно было значительно увеличить свой доход. Однако на «серьезные» покупки (к примеру, автомобиля или бытовой техники) деньги копили. Для этих целей использовали счета в Сберегательном банке. По тем временам весьма солидным накоплением для семьи считалась сумма в 1000 рублей. Она позволяла приобрести, в частности, престижный тогда телевизор «Рубин», или цигейковую шубу.

Уже когда уходил с рынка, схватила меня за рукав пожилая женщина, со словами: «Купите у меня трилогию Горького – «Детство», «В людях» «Мои университеты!» Отдам за пятьдесят рублей!».

Максим Горький для меня, пожалуй, более значимый, чем многие другие великие русские писатели и поэты. Значимее даже Пушкина, Лермонтова, Тютчева. Те были из привилегированного класса, жили в основном за счёт своих крестьян и наследства. А Максим Горький – из простонародья. Познал все беды этого низшего при царизме сословия. И сам, без чьёй-либо поддержки, создал себя таким, каким вошёл в мировую историю,- великим знатоком человеческих душ и тоже великим гуманистом.

Сказал об этом женщине. И о том, что начал читать произведения Максима Горького ещё в раннем детстве, и это увлечение не прошло с годами (ещё и сейчас перечитываю что-то из его творений). Сообщил ей, что в моей библиотеке полное собрание сочинений этого замечательного писателя. Но она долго не отставала от меня. Уже вдогонку крикнула: «Ну, возьмите хотя бы за тридцать рублей!». Вернулся к ней. Хотел отдать яблоки, но она их не взяла.

Купил бы я те книги и за пятьдесят и даже за двести рублей, чтобы выручить женщину (подарил бы потом эту горьковскую трилогию кому-нибудь из знакомых книжников), но в кармане моём оставалась лишь мелочь на трамвай.

А мысли до сих пор о той бедно одетой женщине и о ныне без ценных советских книгах…

ПОСТСКРИПТУМ. Ещё одна встреча была у меня в этот день. Уже в цветнике, где я работал. Подошёл парень лет двадцати. Попросил: «Дайте пять рублей. На проезд». Сказал ему: «Нет у меня сейчас денег, в цветнике они мне не нужны». Ушёл. Будет сейчас ходить по улицам, клянчить там на выпивку. Он уже был «под мухой», когда ко мне подошёл. Видно мало хлебнул. В последнее время часто ко мне, старику, подходят молодые. Всё за тем же,- денежка халявная нужна. Один на днях прямо сказал: «Голова трещит. Срочно надо похмелиться. Если не выпью сейчас, то может даже и умру…».

Нет у меня жалости к таким. И пусть бы умирали. Так ведь не умирают! Они ещё и детей плодят, которые ещё в материнской утробе уже больные…