February 19th, 2015

василек я

В ОТВЕТ НА САНКЦИИ ЗАПАДА

Иран пригрозил оставить Европу без нефти и газа

Верховный духовный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи заявил, что в ответ на ужесточение экономических санкций Запада, стремящегося ограничить развитие ядерной программы Исламской республики, Тегеран может сократить поставки нефти и газа, сообщает государственное информационное агентство Ирана (IRNA).

«Газ необходим и Европе, и всему миру. Иран обладает инструментом, который он сможет применить в качестве санкционного, если сочтет это необходимым», — сказал Хаменеи, выступая в Тегеране перед делегацией одной из провинций страны.

Хаменеи отметил, что если не оказывать сопротивление давлению Запада, то «будут вводиться новые ограничения по ядерной программе и новые санкции».

Иран добывает в сутки 2,7 миллиона баррелей нефти и 600 миллионов кубометров газа. Исламская республика обладает третьим по объему запасом нефти (около 10 процентов мировых запасов или 18,8 миллиардов тонн), уступая только Саудовской Аравии и Венесуэле. В течение года Иран намерен сократить доходы от экспорта нефти и газа с 30 до 25 процентов.

На прошлой неделе Евросоюз возобновил действие санкций в отношении Национальной иранской танкерной компании (НИТК) и иранского бизнесмена Хосейна Гольпарвара (Hossein Golparvar), что и послужило поводом для выступления Хаменеи.

В конце января 2015 года Иран отказался от использования американского доллара при расчетах с зарубежными партнерами. Заместитель директора Центробанка Ирана Голям Али Камьяб (Gholam Ali Kamyab) заявил, что при заключении зарубежных контрактов Иран будет использовать другие валюты, в частности, юань, евро, турецкую лиру, российский рубль и южнокорейскую вону...

(Сайт Lenta.Ru )

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
василек я

ЦИТАТА ДНЯ

Медведев поручил поставлять газ Донбассу как гуманитарную помощь
Ранее стало известно, что Киев прекратил подачу газа в самопровозглашенные республики юго-востока Украины Премьер-министр РФ Дмитрий Медведев поручил Минэнерго и компании "Газпром" проработать программу поставок газа на юго-восток Украины в качестве гуманитарной помощи...
("Известия")

василек я

ИХ МУДРОСТЬ ОТ РУССКОЙ ПРИРОДЫ

Сегодня я под впечатлением этих неувядающих строк самобытного русского поэта Сергея Есенина:

Не жалею, не зову, не плачу,
Всё пройдёт, как с белых яблонь дым.
Увяданья золотом охваченный,
Я не буду больше молодым.

Ты теперь не так уж будешь биться,
Сердце, тронутое холодком,
И страна берёзового ситца
Не заманит шляться босиком.

Дух бродяжий, ты всё реже, реже
Расшевеливаешь пламень уст.
О моя утраченная свежесть,
Буйство глаз и половодье чувств.

Я теперь скупее стал в желаньях,
Жизнь моя, иль ты приснилась мне?
Словно я весенней гулкой ранью
Проскакал на розовом коне.

Все мы, все мы в этом мире тленны,
Тихо льётся с клёнов листьев медь…
Будь же ты вовек благословенно,
Что пришло процвесть и умереть.


Создано стихотворение в 1921 году. Поэту было 26 лет. Ему оставалось жить всего только четыре года.

Они были - рано ушедшие из жизни, мудрые с юности, успевшие за свое краткое пребывание на Земле сказать человечеству то из самого важного, что до них не говорили. Это я о русских поэтах-классиках - об Александре Пушкине, Михаиле Лермонтове, Александре Грибоедове, Сергее Есенине, Николае Рубцове. Их рано пробудившаяся мудрость не кабинетная. Она от русской природы, в которой эти гении жили и творили.

А стихотворение Сергея Есенина «Не жалею, не зову, не плачу» стало, как и многие другие его творения, песней. В этом клипе - видеоряд с портретами Сергея Есенина:

http://www.youtube.com/watch?feature=player_embedded&v=z72qFwTyg44


василек я

«Восточная поэма на смерть Пушкина»

Оригинал взят у sajjadi в «Восточная поэма на смерть Пушкина»
Влияние Александра Сергеевича Пушкина на мировую литературу, без сомнения, было огромным. Его знали и высоко ценили и иранские поэты, жившие в одну с ним эпоху. Трагическая гибель Пушкина болью отозвалась и в их сердцах.

Так, в 1837 году знаменитую «Восточную поэму на смерть Пушкина» на персидском языке создал известный драматург времен Каджаров Мирза Фатали Ахундов (хотя большую часть своих произведений он писал по-азербайджански).

Мирза Фатали Ахундов (1812 - 1878) происходил из семьи богатых землевладельцев из иранского Азербайджана. Оказал серьезное влияние на литературную критику Ирана. В Азербайджане его знают как писателя, философа и общественного деятеля, а также основоположника азербайджанской литературной критики и драматургии. В Иране его также считают предшественником романтического, современного иранского национализма.

Интересно, что в качестве военного переводчика Мирза Ахундов также сделал серьезную карьеру, выполняя военные и дипломатические поручения на службе Российской империи. В частности, он сопровождал в Персию делегацию, преподнесшую Насреддин-шаху поздравительное письмо в честь коронации от российского императора. За свои труды Мирза Фатали был удостоен многих наград: в связи с этим стоит упомянуть, что от персидского шаха он получил и Орден Льва и Солнца второй степени в 1868 г. (возможно, вы помните, что эта награда упоминается в одном из рассказов А. П. Чехова – «Лев и Солнце»). Азербайджан, Персия и Россия переплелись в жизни этого человека самым неожиданным образом. И недаром памятник Мирзе Фатали Ахундову был в 2012 г. установлен во дворе Библиотеки иностранной литературы в Москве.

Свой путь в качестве литератора Мирза Фатали Ахундов начал именно с элегической поэмы (касыды) «На смерть Пушкина». Впервые поэма была опубликована на русском языке в подстрочном переводе самого автора в 1837 году. Его друг и сослуживец из Тифлиса И. И. Клементьев, внеся некоторую стилистическую правку отправил произведение в литературный журнал «Московский наблюдатель». Поэму приняли радушно, редакция сопроводила ее следующими словами:

«Вполне разделяя чувства г. Клементьева и благодаря его искренне за доставление нам прекрасного цветка, брошенного рукою персидского поэта на могилу Пушкина, — мы от души желаем успеха замечательному таланту, тем более, что видим в нем такое сочувствие к образованности русской…»

Новый подстрочный перевод поэмы на русский составил декабрист Александр Бестужев. Стихотворный перевод поэмы на русский язык составили Александр Соколов, Георгий Строганов и Павел Антокольский.

На смерть Пушкина (фрагмент поэтического перевода)
Пушкин всех певцов, всех мастеров глава:
Чертог поэзии украсил Ломоносов,
Но только Пушкин в нем господствует один.
Страну волшебных слов завоевал Державин,
Но только Пушкин в ней державный властелин.
Он смело осушал тот драгоценный кубок,
Что наполнял вином познанья Карамзин…
Вся русская земля рыдает в скорбной муке, -
Он лютым палачом безжалостно убит.
Он правдой не спасен — заветным талисманом –
От кривды колдовской, от козней и обид
Он в дальний путь ушел и всех друзей покинул.
Будь милосерд к нему, Аллах! Он крепко спит.
Пусть вечно плачущий фонтан Бахчисарая
Благоуханьем слез две розы окропит.
Пусть в бейтах Сабухи Кавказ сереброкудрый
Справляет траур свой, о Пушкине скорбит!
(перевод П. Антокольского).

[На смерть Пушкина (подстрочный перевод Бестужева)]
На смерть Пушкина (подстрочный перевод Бестужева)

Не предавая очей сну, сидел я в ночи и говорил сердцу: О родник жемчуга тайны!
Что случилась, что соловей цветника твоего отстал от песен? Что случилось, что попугай красноречия твоего замолк?
Что случилось, что путь витийства твоего загражден? Что случилось, что гонец мечты твоей остановился?
Взгляни, наступила весна, все растения будто девы величаются красатою и прелестью.
Берега ручейков на лугу усеялись фиалками, расцвела почка огнистая на розовых кустах цветника.
Степь изукрашена как невеста, подол нагорья наполнен цветами как драгоценностями для осыпания ея.
Увенчанное цветами как царь стоит в саду дерево с невозмущаемою важностью.
Лилия и ясмин, как вельможи в честь его пьют вино росы из чашечек тюльпана!
Так изукрашен луг ясминами, что от зрения на него помутились очи упоенного нарциса.
Приветствующий соловей подносит гуляющим, будто дар, в клюве листок розы.
Готово облако оросить цветник водою; к нему зефир приносит благоухание.
Нежным голосом поют по утру птицы: о красавица зелень! Выходи из-под покрова праха.
Все существующее не чуждо какого-либо искусства; от всякого есть приношение на этом торжище.
Один очаровательною красотою, пленительными взглядами величается; другой- стенанием изъясняет любовь свою.
Все ныне в наслаждении и веселии проводит время свое, распростившись с печалью.
Все, кроме тебя, сердце мое! Не участвуешь ты в радости и восторге не просыпаешься из безмолвия.
В сердце твоем нет склонности, в голове любви ни к кому; далеко ты от страсти к славе и от мечты Поэзии.
Не ты ли то же сердце, которое погружаясь в море мыслей для стиховподобных жемчужинам царским.
Давало нити сих перлов на украшение ланит тысяче игривым выражениям, будто девам.
Теперь не знаю откуда печаль твоя, теперь к чему ты сокрушаешься и унываешь как плакальщица похоронная.
Оно отвечало: О сотоварищ в моем уединении! Теперь оставь меня самому себе.
Если бы я как красавица луга не знала, что за ветерком следует бурный вихр осени.
Знай, что тогда опоясал бы я мечом языка стан Гусаря поэзии на славную борьбу в сей войне.
Но мне уже известны вероломство судьбы, конец и жестокость этом изменницы.
Нет ума в той птице, которая видела своими глазами сеть, опять для зерна подвергается беде.
Гром славы и отклики доблести считай Эхом внутри сего вращающегося свода.
Не говори о мечте: я уже знаю, чем это кривоходящее небо награждает питомцев ее.
Разве ты, не ведающий мира, разве не слышал о Пушкине главе собора поэтов.
О том Пушкине, которому стократно гремела хвала со всех концов, когда он игриво изливал свои мечтания.
О том Пушкине, от которого бумага жаждала потерять рять белизну свою, чтобы только перо его проводило черты по лицу её.
В мечтах, его, как в движениях павлина являлись тысячи дивных цветов литературы.
Ломоносов красою гения украшал обитель поэзии, но его мечта в ней утвердилась.
Хотя Державин завоевал Державу литературы, но для укрепления и устройства её избран он.
Карамзин наполнил чашу вином знания, он выпил вино сей наполненной чаши.
Распространилась слава его гения по Европе, как могущество и величие Николая от Китая до Татарии.
По светлому уму своему был образцом на Севере, подобно молодой луне, которой вид дорог Востоку.
Такого понятливого сына, такого даровитого сына не рождали еще четыре матери от семи отцов.
Теперь с удивлением слушай от меня, что родители не устыдились быть к нему жестоким.
Прицелились в него стрелою смерти безжалостно, прекращая дни его жизни.
Черное облако по велению их одною градиною побило плод дерева его жизни.
Жестокий ветер смерти потушил светильник его души, тело его как терн стало мрачною.
Сей старый садовник секирою безжалостно срубил его стаи, как молодую ветвь с террасы сего цветника.
Глава его, в которой хранилось сокровище ума, сделалась, через рок змеенравный, жилищем змеи.
Из праха сердца подобного почве в котором воспевал соловей его гения ныне растет терн.
Душа его как птица вылетела из тела его будто из гнезда и всех старых и малых сдружило с печалью и горестью.
Россия в скорби восклицает о нём: О, убитый рукою убийцы-злодея.
И так! Не спас тебя от колдовства этой старой чаровницы талисман твой.
Ты удалился от земных друзей, да будет в небесах другом твоим милосердие Божие!
Фонтан из Бахчисарая посылает праху твоему с весенним зефиром благоухание двух роз твоих.
Старец седовласый Кавказ ответствует на песни твои стоном в стихах Сабухия.