Геннадий Краснопёров (mysoulgarden) wrote,
Геннадий Краснопёров
mysoulgarden

ЖИТИЕ КРЕСТЬЯНКИ ЕЛИЗАВЕТЫ (2)



(ПРОДОЛЖЕНИЕ)

14 марта. Сегодняшние расходы: курица (1,4 килограмма; родителям Лены) – 48 рублей, два лимона – 5 рублей, полтора килограмма лытки свиной (для холодца, который мама попросила) - 38 рублей, 380 граммов масла сливочного - 21 рубль, шоколад (сто граммов; Вере, сестре Лены) – 10 рублей, фотоплёнка цветная - 40 рублей, 250 граммов маргарина – 6 рублей. Итого 168 рублей…

Утром приготовил завтрак, накормил всех своих и отправился к родителям Лены. Те тоже в «лёжке». Но при мне встали. Обрадовались и мне и курице. Фёдор Тихонович, когда я сказал ему «вот вам курочка», громко закричал Раисе Васильевне, которая была в другой комнате: «Рая, Гена курицу принёс!». На аппетит не жалуются. Фёдор Тихонович говорит: «Иногда что-то из еды просить приходится. Утром сами кормимся, в основном чай с булочкой. В обед Вера с работы забегает, она что-нибудь сготовит. Вечером, когда ждём её, опять какой-нибудь перекус»…

Думал курицы Фёдору Тихоновичу и Раисе Васильевне на несколько дней. Но… их непутёвый сын Фёдор заявился. Приехал из Москвы и «заболел».( В Москве шабашит. Мебель кому-то делает). А «болезнь» его известная – запой…

Слабый физически, Фёдор Тихонович не теряет надежды, что как только сойдёт с реки Десны лёд, пойдёт на рыбалку. Он страстный рыбак
На всех рыбалках удачливый. Пока был здоров, кормил рыбой и свою семью и маме в подарок приносил то леща огромного, то такую же большую щуку. А мама большая любительница поесть чего-нибудь рыбного. Сдружилась она с Федором Тихоновичем. Да и мне он как родной…

Пришёл домой. Мама проснулась. Спросила: «Как там Фёдоровы? Кто слабее: они или я?». Сказал, что она сильнее их. У Фёдора Тихоновича спрашивал, как чувствуют себя он и Раиса Васильевна. Он в ответ: «Ну, как могут себя чувствовать один в 85 лет, а другая в 83 года? По возрасту и здоровье». Бывший фронтовик, он никогда и ни на что не жалуется. Болезни свои переносит стойко, не досаждая другим рассказами о них. Таким же был и мой отец, тоже фронтовик. Может и потому ещё у меня к тестю сыновние чувства…

15 марта. Сегодняшние расходы: один килограмм макарон – 6 рублей, два литра молока - 7 рублей 80 копеек, одна шоколадная конфета (для мамы) – 1 рубль 20 копеек, хлеб - 3 рубля 20 копеек, булка – 3 рубля. 10 штук куриных яиц - 8 рублей…

Мама сегодня с удовольствием поела заказанный ею холодец. Кусочком хлеба вычистила тарелку…

Снова о смерти заговорила: «Вот ты, наверное, батюшку на дом не позовёшь Денег много надо ему. Да и не верующий ты… А вот в воскресенье не хоронят… Не знай зачем…Люсю бы ослободить. А то я, Санька… Она уж вымоталась с нами… А поминки лучше в столовой. Дешевле… Человек двадцать наберётся… Могилу есть кому копать,- у Люси ребята, её бывшие ученики, которые ей всегда помогают»…



Думаю о Люсе. Трудно ей. Полубессонные ночи. А потом – целый день уроки в школе, где всё внимание должно быть детям (для неё ученики всё равно, что родные дочери). Но не жалуется Люся. Она такая же терпеливая, как и мама. Это и не удивительно. Ведь мама и Люся - из не ропщущих на судьбу многотерпеливых русских женщин…

Вчера вечером Люся огорошила меня. Сказал ей: «А вот за нами кто будет ухаживать, когда будем такие же, как сейчас мама?». Люся и говорит: «Я не доживу до этого. Почечники долго не живут». Я: «У тебя, что, проблемы с почками?». Она: «Уже года два». Я: «Тебя врачи проверяли?». Она: «Нет. Когда мне к врачам ходить…». Я: «Тебе нельзя настраивать себя на скорую смерть. У тебя внук Санька. Как он будет без тебя? Иди, немедленно иди в больницу. Лечат и почечников…». «Ладно, может, и схожу»,- заключила этот наш разговор сестра.

Вот ведь какая она: два года болеет и – ни слова мне о своей болезни…

Сегодня с утра солнце. Сказал маме, что буду её фотографировать. Обрадовалась. Стала искать свои наряды…

Хотя и говорит о смерти, а думает о том, как выздороветь. Каждый день перед обедом требует таблетку. Давно уже она принимает таблетки. Причём, без разбора. Когда была на ногах, брала таблетки сама. И – запивала их… чаем. Сейчас даём ей только те лекарства, которые выписала врачиха. А чаще – аскорбинку. Мама говорит, что эта таблетка ей особенно помогает. Видно, мы убедили её в этом. Вот – ложь во спасение…

Сбалансированное питание – главное «лекарство» для мамы, которое сможет поднять её с постели и в этот раз. Мама в последние годы бывала чуть ли не при смерти уже много раз. Но она всякий раз обманывала свою смерть. Выздоравливала даже и после тяжёлых болезней. Велика у неё жажда жизни!..

Мама сегодня говорит: «Ну, ты хотя отдохнёшь у нас от своей работы». Она уже незрячая и потому не видит, что я здесь кручусь как белка в колесе. Покупка продуктов, готовка обедов, мытьё посуды, другие домашние дела, - всё это моё. Люся допоздна в школе. У Тани тоже работа. Наташа в больнице. Но мне эти мои хлопоты не в тягость. Напротив, радостно, что от меня какая-то польза родным…

Без десяти минут 14 часов. Мама спрашивает: «Время-то, наверное, уже два часа?». У неё исправно «работают» биологические часы. Те внутренние «часы» и у меня. Никогда не пользуюсь будильником. Утром всегда просыпаюсь точно в тот час, который «заказал» себе…

Мама попросила: «Надо моего врача вызвать. Была врачиха да не та…». Говорю ей: «Твой врач в отпуске, а врачиха, которая приходила, сказала, что сердце твоё здоровое. А это – главное». Мама: «Ну, тогда чего я болею?» Добавила: «Нет, видимо, я уже не житель». Я: «В прошлом году у тебя то же самое было. Просто слабость общая. Обошлось ведь. И сейчас обойдётся». Вроде бы уверилась…

Покормил маму тёртой морковкой с тоже тёртыми яблоками, с сахаром и сметанкой. Притихла в своей комнате. Думаю: «Самое время чайку попить. Заварил чай. Только бы пить, мама из своей комнаты кричит: «Генадей, помажь мне ногу Валиным лекарством». Валя, Люсина подруга, принесла самогонки и посоветовала растирать ею мамину ушибленную ногу. Растёр. Успокоилась. Видимо, после такого растирания кровь к ушибленному месту приливает, и боль от ушиба проходит…

Выпил остывший чай. Сварил маме молочный суп и яйцо. Сделал ещё (для всех) пирожки с морковью и сахаром. Раньше, во все предыдущие дни, пёк печенье. Завтра куплю курицу. Будет «куриный день»…

Мама сегодня благодарила меня, - за то. что хорошо покормил и сфотографировал. Да, сегодня я фотографировал маму. Шесть или семь кадров на новой фотоплёнке. Фотографировал маму на фоне портрета Тани. Замечательный портрет Тани – от Саши Ромашевского, талантливого художника, родственника Лены…

Мама опять стала вспоминать прошлую свою жизнь. О муже, Иване Васильевиче, опять: «Он хороший был, только иногда сердитый, как вот ты бываешь…». Потом говорит: « Вот ты уедешь, я долго плакать буду…». Снова о попе: « Поди у тебя уже денег нет, а то бы батюшку на дом вызвать…». Я: «Зачем?». Она: «А причаститься». Я: «Рано, мама, тебе причащаться. Ещё долго будешь жить!». Не знаю, поверила ли…

Неожиданно пришла Наташа. Оказалось, что операция отложена до 7 апреля. Очередь в больнице. Наташа рада. Её можно понять,- операция дело сложное и для больного то, что она отложена, уже какое-то благо. Сейчас Наташа щебечет со своим Саней. Идиллия…

16 марта. Александр Нестик, Николай Борисов, Василий Курзов, Владимир Васенков, Анатолий Кузнецов, - вот все, кто остался из нашей старой гвардии «Брянского рабочего». Сегодня я посетил бывшую свою редакцию. Она всё в том же здании (роскошном прежде, в советское время, а сейчас запущенном). В кабинете Курзова и Васенкова холод. Оба - и Василий и Владимир – встретили меня на лестнице. И тот и другой поднимались по ней, когда мы шли в их кабинет, с трудом, с одышкой. Курзову 63, Васенкову побольше. Курзов перенёс тяжёлую пневмонию. Но пневмония ли это? (Сказал Василий, что в ходе лечения его облучали). Он очень обрадовался мне. Васенков отнёсся ко мне со вниманием, но без особой радости. (Мы с ним прежде не дружили: не мой человек, есть в нём какая-то изворотливость). А вот Курзов – душа нараспашку.

Поговорили. По-доброму вспомнили старое время.

А потом – встреча с редакционным художником Николаем Борисовым. Ему 75, но выглядит моложе и Курзова и Васенкова. Увидев меня, воскликнул: «О! А я только что оформил выставку своих рисунков бывших сотрудников «Брянского рабочего». Перебирая их, тебя вспомнил. А ты тут и есть! Очень рад видеть!»

Выставкой этой он меня впечатлил. Какие все на рисунках молодые. И я - на романтизированном портрете - тоже молодой.

Николай готовит персональную выставку. Поздравил его с этим. Похвалил за то, что он бодр, жизнерадостен…

А между тем, прошедшая ночь была очень хлопотной. Мама не давала покоя: то в туалет, то ей вдруг покажется, что она в кухне. Кричит: «Почему меня сюда вытолкали?». То ещё что-то нехорошее придумается ей, и она снова в волнении. Днём спросила меня: «А зачем меня Люся на кухню спать положила?» Я: «Мама, это был у тебя сон». «Сон?»- с сомнением произнесла…

В молодые мои журналистские годы нередко расследовал приходившие в редакцию письма-жалобы, где старик или старуха жаловались на молодых родственников,- дескать, не дают нормально жить. Я почему-то всегда старался стать на сторону стариков, верил прежде всего их доводам. А вот теперь не сразу бы поверил,- старики (как вот сейчас мама), плутая в лабиринте своих мыслей, могут многое домыслить и даже исказить….

Сегодняшние расходы: курица (чуть более одного килограмма) – 37 рублей, два яблока – 6 рублей, 250 граммов маргарина – 6 рублей, сырок – 2 рубля 50 копеек, две буханки хдеба – 5 рублей…

Пришёл из города в 13 часов. Сейчас 16 часов. Только что присел на минутку. До этого готовил обед, кормил маму, выполнял разные её требования…

Снова беседовали. Мама допытывается, когда я поеду домой: «Завтра поедешь?». «Нет,- говорю,- не завтра». Приняла к сведению. Успокоилась…

17 марта. Сегодняшние расходы: Вафли (65 граммов) – 3 рубля 31 копейка, консервы (горбуша) -12 рублей 27 копеек, поливитамины «Ревит» (для мамы) - 9 рублей 27 копеек ( в соседней аптеке на два рубля дороже), полкило селёдки солёной - 12 рублей 19 копеек, десять штук яиц - 8 рублей 59 копеек…

Ночью мама раза четыре поднималась с постели. Люся один раз не уследила, мама снова упала. Ночь беспокойная. А утром встал рано, в шесть часов. Напоил маму чаем, булочку с маслом съела. Но, видно, какой-то застарелый голод (много раз в своей жизни голодала) её гложет. В десять часов, когда я уже сходил в магазин, мама спрашивает: «Когда будете кормить меня?». Покормил. Яйцо всмятку, селёдка (маме снова захотелось поесть селёдки), опять булочка с маслом. И сладкий чай. Только уложил в постель, мама опять спрашивает: «А Таня что-нибудь горяченького приготовит?». Я сказал, что уже приготовлено. Снова покушала. Кашки овсяной с маслом. Вчера за день пять раз ела. А вечером Люсе жаловалась: «Что-то я сегодня плохо ела»…

Саню сегодня не повели в садик. Люся сказала, что это ради экономии,- каждый день за садик платит шесть рублей…

Утренняя сценка. Стучат в дверь. Открываю. В коридоре мужичок. Лохматый. Грязноватый. Спрашивает, не надо ли мешок сахара. Говорю, что нет денег. Немного подумав, мужичок предлагает: «Может, у вас бутылка самогонки найдётся? Так я бы за неё дал двадцать килограммов сахара». «И самогонки у нас нет». - отвечаю. (Хотя есть самогонка, - для мамы, растираем самогонкой её ушибы)…

Сейчас 12 часов 40 минут. Проветрил мамину комнату. Посадил маму на кровать, чтобы спина отдохнула. Но недолго она посидела. Говорит: «Не могу сидеть, лежать надо»…

«Примериваю» мамино сегодняшнее состояние на себя. Приду в такую же дряхлость и – что делать? Мама говорит, что руки на себя не наложит. А я? Сейчас я бы сказал: «Скорее – да». А что потом будет, этого мне знать не дано…

(ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ)

Subscribe

  • О СОВРЕМЕННОМ ПРЕМУДРОМ ПЕСКАРЕ

    Жил человек. До коронавируса. А после перестал жить… Его напугали уже первые сообщения об этой «смертельной для всех» болезни. После, год и ещё…

  • МЫСЛИ 83-ЛЕТНЕГО (31)

    ТАК МНОГО В МИРЕ ЗЛА, А В ЦЕЛОМ – НЕСОВЕРШЕНСТВА. И ВОТ - Я ДУМАЮ: «Если бы на нашей Земле каждый дееспособный, неустанно, ежкдневано, задавал себе…

  • И ВОТ – СТАРИК ПРИДУМАЛ… МАШИНУ ВРЕМЕНИ

    Старик любил радио. С самого раннего детства приобщился к нему. Тогда, в его военном детстве, не было в селе Красное (Удмуртия), где он жил (да и во…

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments