василек я

МЫСЛИ 82-ЛЕТНЕГО (301)

О СПОСОБЕ ПРОДЛЕНИЯ ЖИЗНИ

(Совет людям преклонного возраста)

Человек способен продлить свою жизнь.

Вот – один из способов достижения такой возможности.

Придумай какое-то важное (не только для себя!) дело. Занимайся им повседневно. Пои достижении этой главной своей цели начни что-то другое, тоже особо отличное от мелочных будничных дел типа просмотра убивающих душу и тело телевизионных зомбо-передач.

Дел общеполезных много. Вон – заросший многолетним бурьяном ничейный пустырь. Возьми лопату и преврати это одичавшее, любимое только наркоманами, место в цветочную клумбу или даже в сквер.

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
василек я

МЫСЛИ 82-ЛЕТНЕГО (300)

О СМЫСЛЕ ЖИЗНИ

Смысл жизни часто в наших словах.

Вот – слышится:

- Хочу жить красиво!
- Не горбись на работе – лови удачу!
- Если ты такой умный, то почему такой бедный?
- Твои проблемы, тебе и решать!..

Раньше, в советское время, слышалось другое:

- А я еду, а я еду за мечтами, за туманом и за запахом тайги.
- Главное, ребята, сердцем не стареть, песню, что придумали, до конца допеть…
- Забота наша такая, забота наша простая, жила бы страна родная, и нету других забот…
- Тебе (вам) чем-нибудь помочь?
- Давай, я за тебя сделаю…
- Трудно тебе. Так я же рядом! Помогу!..
- А сделаем-ка мы это все вместе…

На смену времени бескорыстных созидателей пришло время эгоцентричных, алчных, заботящих только о себе потребителей.

Печаль и боль в моей душе.
василек я

МЫСЛИ 82-ЛЕТНЕГО (299)

О ТОМ, ЧТО НЕ НАДО ИСКАТЬ ВИНОВНЫХ

Правило, которому следуют немногие: «Во всех неблагоприятных для тебя обстоятельствах не ищи виновных. Загляни в свою душу: не сам ли ты в чём-то виноват?».

Нередкое ныне: вместо бывшего мальчика-ангелочка - мерзкий негодяй. Отец седеет от горя. Ищет виновных в этом несчастье. (Много людей, которые всегда находят кого-то виновного помимо себя). А копнуть бы ему в себя поглубже, и станет видно: виноват, прежде всего, он сам. Не он ли занёс в душу сына, когда ещё тот был ребёнком, семена себялюбия, алчности, зависти и всего другого зловредного, которое было в нём самом? Увы, всходы от тех семян оказались дружными. Посеянное заглушило в душе сына Доброту, Сочувствие, Сострадание, Соучастие Коллективизм, Товарищество, Любовь.

Этому отцовскому несчастью способствовало и то, что нынешние власть и общество благоволят больше всего сорному в душах людей, а не тому, что возвышенно, честно, душевно и благородно.

василек я

… И ТОЛЬКО САМ СТАРИК ЗНАЛ, ЧТО ЭТО НЕ ТАК

Старик умирал. Хорошо зная свой организм, он убедился в том, что болезнь, с которой он успешно боролся много десятилетий, победила, ему уже с нею не справиться. Однако никому об этом не говорил. На людях старался быть бодрым, весёлым. И потому даже родные видели его таким, каким он был прежде, до этого осознания близкой своей кончины. Как и раньше, устраивал для семей своих детей (их трое) и внуков (их восьмеро) званые обеды, на которых он, кулинар по призванию, презентовал каждый раз какое-то новое, придуманное им блюдо. И вот – случилось то, что должно было случиться: старика, при переходе дороги, сбила машина. Смерть была мгновенной. Все думали, что это несчастный случай. И только старик знал, что это не так. Он никогда и никого не обременял собой, а сам всегда спешил на помощь тем, кто в ней нуждался.

Геннадий Краснопёров
( Из цикла «Рассказ в одном абзаце»)
василек я

«ПРЕЖДЕ ОТ ДЕВКИ ДЕВКОЙ ПАХЛО»

Летний день. У дома, на лавочке, два старика. Беседуют. Один другому: « Какие девки раньше были! Вспоминается: семидесятые годы прошлого века; я, командированный в Рязанскую (есенинскую!) область, зашёл в колхозную контору; а там… шесть или семь девок, одна другой краше. Так бы и остаться с ними, выбрать себе какую, да дома жена молодая ждала. Тоже и она ладной была». Второй, соглашаясь: «А я вот и другое помню: прежде от девки девкой пахло. Это от их здоровья. А здоровье - от хлеба духмяного, молока парного, от свежего воздуха, от речек и бань деревенских. А теперь много болезненных среди девок. От таких только парфюм,- нездоровье своё духами да красивыми нарядами прикрывают. А нездоровится им, полагаю, прежде всего, от нынешней искусственной пищи. Впрочем, сейчас и многое другое тоже искусственное. Говорят, появились и девки искусственные,- виртуальные, сказал мне о них мой внук».

Геннадий Краснопёров
(Из цикла «Рассказ в одном абзаце»)
василек я

МЫСЛИ 82-ЛЕТНЕГО (298)

О СТАРОСТИ

Старость – это когда человек перестаёт удивляться, когда на смену постоянному удивлению приходит равнодушие,- ко всему, даже к прекрасному и другому трогательному. И потому судить о старости надо не по возрасту, а по способности удивляться. Нет этой способности и – у молодого (молодой) возрастом по чувствам уже глубокая старость.
василек я

МЫСЛИ 82-ЛЕТНЕГО (297)

О ЗАМЕЧАТЕЛЬНОМ РУССКОМ, ЛАСКОВОМ, СЛОВЕ

ДУШЕГРЕЙКА (ДУШЕГРЕЯ)

Этим именем была названа, в старину, женская одежда, которая, не тело грешное, а душу светлую греет. О ней в Википедии (Свободной энциклопедии ) сказано следующее:

«Душегрейка (Душегре́я) — верхняя однобортная крестьянская женская одежда для праздников наподобие кофты. Широкое распространение получила на Руси в XVII веке. Душегрея с узкими длинными рукавами и отложным воротником приталивалась с помощью сборок, имела застёжку спереди на крючки. Носилась с сарафаном. Душегрея шилась из дорогой ткани: штофа, парчи, шёлка, ткани с набивным рисунком; сажалась на подкладку, иногда подбивалась заячьим мехом. По борту, краям рукавов, воротника отделывалась позументом, тесьмой, мехом (беличьим), бахромой. Известны варианты душегрей на бретелях, без рукавов и воротника. В середине XIX — начале XX века крестьянки Центральной части России носили летние душегрейки на вате с прямыми, слегка расклешенными полами; спинкой, сходящейся к поясу углом и складками, заложенными у пояса. Воротник у этих душегреек бо́льшей частью был круглым, а рукава выкраивались иногда с одной из деталей спинки. Воротник и полы праздничных душегреек отделывались бахромой, украшались вышивкой золотыми нитями и бисером».

У Пушкина, в его «Сказке о рыбаке и рыбке»: «На крыльце стоит его старуха// В дорогой собольей душегрейке».

Слово «душегрейка», вместе с одеждой, которую оно означает, вышло из употребления.

Но бывает, ещё и сейчас, когда муж жене любимой скажет:
«Ты
моя
душегрейка!».
василек я

МЫСЛИ 82-ЛЕТНЕГО (296)

(О русских. Из цикла «Зачем живу»)

РАЗМЫШЛЕНИЯ
ПОСЛЕ ПРОЧТЕНИЯ НЕКОТОРЫХ
СОВРЕМЕННЫХ КНИГ ПО РУССКОЙ ИСТОРИИ

…А ты - соберись!
И мыслью своей до небес доберись.
Ищи своё счастье не в затхлом уюте,
А в трудной победе над ворогом лютым.

Опасен тот враг для русского люда.
Коварный и хитрый, сейчас он повсюду.
Уже не из дали, как прежде, а рядом
Он бьёт – не мечом, а словесным снарядом.

Злобясь на славянство, всё больше лютует
И нагло с историей русской плутует:
Что нет-де славян, а русских – тем боле;
Что были лишь гунны, да чистое поле;
Что западный Рюрик с дружиной своею,
Нам, русским, дал то, что сегодня имеем;
Что Пётр не велик – его подменили
И этой подменой Россию сменили;
Что Ленина ум помрачён был болезнью
И потому для России он бесполезный,
Хуже того – изничтожил он главное –
Умное, доброе, честное, славное
(Так называлось дворянство прежнее,
Якобы к люду простому нежное);
Что Сталин и Гитлер как будто бы оба
Кидались на мир с сатанинскою злобой;
Что СССР был страною уродов,
Что не было в нём дружбы народов;
Что наши вожди нас вели не туда;
Что коммунизм для народа – беда;
Что Пушкин – гуляка, гонялся за юбкой,
Что пил он нещадно – не рюмками, кубком;
Что Лермонтов слыл записным эгоистом
И даже, судачат, на руку нечист он;
А тот вон (Есенин) был забулдыгой
И спьяну сопливо там что-то нашмыгал;
И вообще, в поэтике русской
Нет глубины, ширины, всё – так узко;
А этот вот плач о бедах народных, –
В нём ничего, что с Европою сходно..

Бьют. Беспощадно. Орясиной*.
По русским. Кривдой. Напраслиной…

… А ты – соберись !!!
И мыслю своей до небес вознесись.
Ищи своё счастье не в затхлом уюте,
А в трудной победе над ворогом лютым.

*Орясина – жердь, шест, кол, дубина; второе значение – затрещина, заушина, удар. Орясить, оряснуть – сильно ударить.(В.И. Даль «Словарь живого великорусского языка»)

ЭЙ, ПРАЗДНЫЕ!

Эй, праздные! Ко мне! Прошу присесть.
Послушайте меня. Скажу о вас.
У вас – дела: в заботе вы о том, что съесть –
Индейку, рябчиков, суфле иль ананас…
Молясь (кто – богу, кто – судьбе),
Урвать желая славу, почести и даже Вечность,
Заботитесь вы только о себе,
Теряя качество святое – человечность.
Не зная сытости в пороках, наслажденьях,
Вы состязаетесь друг с другом в хвастовстве.
Живя без цели, чести, убеждений,
Себя теряете в пирах и мотовстве.
Такие же, как вы, и дети ваши –
Скупые, алчные, на дармовщинку падкие.
Состаритесь, они не то, что каши,-
Сухарика вам не дадут; и обзовут словами гадкими.
Прозрев, вы скажете тогда: «Зачем мы жили?

Потом, перед кончиною, придёт прозренье,
Откроется у вас «второе зренье»:

- Да, вот - конец, и вот - вопрос:"Зачем мы жили?"
Зачем не людям, а желудку мы служили?
Эх! Раньше бы… С зарёю выйти в поле,
Чтоб землю, будто дом свой, обиходить…
Быть земледельцем… Лучше этой доли
На свете нет… Наверно… Так выходит…
А мы… забыли, что есть главное – семья,
Что от корней родных не надо отрываться,
Что город веселит, а кормит всех земля,
Что даже и на зло добром лишь надо отзываться…
Забыли…
И вот – мы как бы были..
И будто б жили.
Но… слышим некий глас:
«Давно уж нету вас!».

Геннадий Краснопёров


василек я

МЫСЛИ 82-ЛЕТНЕГО (295)

О СТАРОСТИ

Старость – это когда приходит другая жизнь.

И только от самого человека зависит, какой она будет: деятельной, и от того - радостной и счастливой (счастливой от плодов своих трудов); или же эта другая жизнь превратится в убивание «лишнего» времени, станет застенком мыслей, с сожалениями о том, что не сбылось в прошлом и уже не состоится в будущем, с тревожным ожиданием близкой кончины.


василек я

МЫСЛИ 82-ЛЕТНЕГО (293)

О НЕИЗБЕЖНОМ

В САДУ, НА ТРАВЕ, БОСОЙ…

В саду, на траве, босой…
И вот – за каким-то делом
Застала Старуха с косой.
Незваную встретил смело:
«Ты погоди немного,
И перед дальней дорогой
(куда же мне деться)
Дай наглядеться:
Росой
(видишь, на ней я босой),
Травами в поле пахучими,
Тучами в небе бегучими,
Садом, где яблоки красные,
Небом, где звёздочки ясные,
Детской улыбкой светлой,
Взглядом девичьим приветным…

А нагляжусь на всё это,
Сгонишь тогда со Света.